Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: irish 
Форум » Волшебный Мир » Большая Игра профессора Дамблдора » Еще раз про любовь... (или в защиту доброго имени Драко Малфоя)
Еще раз про любовь...
irishДата: Среда, 13.05.2009, 18:58 | Сообщение # 1
Безумный шляпник
Группа: Модераторы
Сообщений: 5438
Репутация: 69
Статус: Offline
Как нам любезно указали, в той части нашей работы, где речь заходит об отношении Драко к Гарри, прекрасное слово "любовь", часто и с простодушной свободой используемое авторами, может быть - о времена, о нравы! - понято некоторыми читателями как намек на гомосексуальное влечение.

Ой, испуганно сказали авторы, когда бдительная общественность донесла до их сведения этот аспект проблемы, и незамедлительно решили заняться крайне неблагодарным делом: объяснить, что они, авторы, не верблюды.

Итак! Слово чести, мы не верблюды. Одна из нас даже имеет высшее медицинское образование и, страшно признаться, смутно догадывается о значении понятия "предпубертатный период". Авторы, подобно подруге Эллочки-Людоедочки, знакомы с роскошным словом "гомосексуализм" и не относятся к категории гомофобов. Увы нам, но при всем том, говоря, что Драко любит Гарри, мы физиологически не в состоянии иметь в виду, будто мистер Малфой-младший в одиннадцать и даже двенадцать лет жаждет юного тела мистера Поттера-младшего. Как бы это помягче сказать - Англия страна не южная. Рано еще…

Однако простой констатации факта собственной не-верблюдовости авторам мало. Доказывать, что ты не имеешь в виду слэш, неинтересно и непродуктивно. Слэшер не поверит, ибо специфика дум у него такая. А тому, кто не знает, что есть слэш, потребуется долго и скучно объяснять, что сие означает, - после чего он, вполне возможно, потеряет к авторам последнее уважение.

Так что авторы решили написать данное лирическое отступление не из соображений самозащиты (нам-то что, мы люди адекватные) и даже не из протеста против слэша, который есть, в общем, не более чем немудреная форма сублимации некоторых специфических переживаний (нам, собственно, опять же все равно, пока нас не заставляют эту сублимацию читать).

Но авторам, видите ли, обидно за Драко, и вот это уже серьезно.

Конечно, то, что он испытывает к Гарри, можно назвать не любовью, а влечением, тягой или жаждой близости. Но мы упорно будем называть это чувство любовью - потому что влечение, тяга и жажда близости далеко не всегда имеют духовный оттенок, а любовь для авторов, уж простите их, непрошибаемо наивных, имеет данный оттенок всегда.

1. Как не получила шансов начаться большая крепкая дружба

По нашему мнению, любовь поразила Драко Малфоя в магазине одежды, в тот момент, когда он, примеряя обновку, увидел Гарри Поттера - в том же самом магазине, примеряющего обнову же (да, Роулинг хулиганка и намеки у нее еще те… а мы это уже говорили и, кстати, ее за это очень любим).

Рассудите сами.

"В глубине магазина на табуретке стоял мальчик с бледным, вытянутым лицом, а вторая ведьма подкалывала булавками подол его длинной черной робы. Мадам Малкин поставила Гарри рядом на стульчик, надела ему через голову длинное платье и стала определять нужную длину.

- Привет, - сказал мальчик, - тоже в Хогвартс? [Положим, Малфой гораздо менее замкнут и застенчив, чем Гарри, но все-таки именно он заговаривает первым. И неизвестно с кем. А Гарри, между прочим, мог бы и маглом оказаться.]
- Да, - кивнул Гарри. [Очень скромная реакция, не слишком поощряющая дальнейшее общение. Если бы он сказал: "Да, а ты?", было бы совсем другое.]
- Мой папа в соседнем магазине покупает учебники, а мама выбирает волшебные палочки на том конце улицы, - сообщил мальчик. [Меня обслуживают родители, и вообще я весь крутой, потому что умею заставить их бегать вокруг себя. Очень смешно, если вспомнить настоящего папу-Малфоя. Кстати, Драко откровенно выпендривается - мама не может выбирать ему волшебные палочки, потому что палочку волшебник должен выбирать лично. Будь Гарри поосведомленней, он бы его мог уделать с первой фразы.] У него был скучный, манерный голос. [Чистейшей воды поза.] - А потом я их поведу смотреть на гоночные метлы. [Не они меня, но я их... сказано же, я крутой.] Не понимаю, почему первоклассникам нельзя иметь собственные метлы. Надо будет все-таки заставить отца купить метлу, я уж как-нибудь протащу ее в школу. [Ты хорошо услышал, что я крутой и родители у меня на побегушках?]

Гарри непроизвольно вспомнил о Дадли. [Еще бы не вспомнил. С его точки зрения, одно из самых отвратительных качеств человека - капризное использование родителей, которые есть святое... и одновременно их же, родителей, недооценка и неблагодарность... а еще несамостоятельность… Короче, Малфой, распустив хвост соответственно возрасту, промахнулся с самого начала, и очень крупно.]

- А у тебя есть метла? - приставал мальчишка. [Определенно Гарри ему чем-то интересен.]

- Нет, - ответил Гарри. [Всегда неприятно признаваться, что ты не такой, как другие.]

- А ты в квиддич-то вообще играешь?

- Нет, - снова ответил Гарри, гадая, что за штука квиддич. [Очень, очень неприятно признаваться, что ты не такой, как другие.]

- А я играю - папа говорит, будет преступление, если меня не выберут играть за мой колледж, и, должен сказать, я тоже так думаю. [В целом я, пожалуй, согласен с Рокфеллером...] Ты уже знаешь, в какой колледж идешь? [Вопрос не то из серии "Давай поговорим, мне интересно, а что ты скажешь - не главное", не то "Давай учиться в одном колледже до конца школы!".]

- Нет, - с каждой минутой Гарри чувствовал себя все глупее. [Шансы Драко на ответное чувство тают на глазах.]

- Ну, вообще-то никто точно не знает, но я уверен, что попаду в Слизерин, у нас вся семья там училась - ты только представь, каково попасть в Хуффльпуфф, я бы ушел из школы, честное слово, а ты? [Мало того, что Малфой Гарри ставит на одну доску с собой - он еще и уважительно интересуется его мнением... нет, определенно, это любовь с первого взгляда. За ним такое практически не водится.]

- Мммм, - промычал Гарри, сожалея, что не может сказать ничего более содержательного. [Ну почему - если бы младший Поттер не был так зашуган, мог бы и послать на этом месте без объяснения причин.]

- Посмотри-ка на этого дядьку! - воскликнул вдруг мальчик, кивая в сторону витрины. За окном стоял Хагрид, он скалился и вертел в руках два больших рожка мороженого, чтобы показать, что не может войти. [О, давай мы Хагрида вместе обсмеем!]

- Это Хагрид, - сказал Гарри, довольный, что знает хоть что-то, чего не знает противный мальчишка. - Он работает в Хогвартсе. [Маленькая, пока очень маленькая возможность отыграть очко у противного мальчишки… мелочь, но приятно.]

- А-а, - протянул мальчик, - я о нем слышал. Он какой-то прислужник, верно? [Ну ладно уж... я тебе прощу, что ты знаешь больше, чем я...]

- Привратник, - поправил Гарри. Мальчишка с каждой секундой нравился ему все меньше и меньше. [Без комментариев.]

- Точно-точно. Как я слышал, он что-то вроде дикаря - живет в хижине во дворе школы, иногда напивается и начинает колдовать, а кончает тем, что поджигает собственный дом. [А я все-таки крутой и знаю больше тебя, видишь?]

- А мне кажется, он замечательный, - холодно возразил Гарри. [Руки прочь от Хагрида…]

- Неужели? - произнёс мальчик, немного надменно. - А почему ты с ним? Где твои родители? [Между прочим, сразу ухватил суть. Для Драко, в отличие от Гарри, вообще характерно хорошее, быстрое и точное понимание человеческих чувств и отношений.]

- Умерли, - коротко ответил Гарри. Он не собирался обсуждать эту тему, во всяком случае, не с этим воображалой. [Иголки наготове и будут продемонстрированы по первому требованию.]

- Какой ужас, - сказал тот без эмоций, - но они были из наших, да? [Малфой явно не понимает, что такое потерять родителей. Благополучный, сильно подбалованный ребенок, пока без душевных ран.]

- Они были ведьма и волшебник, если ты это имеешь в виду. [А вот уже и иголки полезли.]

- Я думаю, тех, кто не из наших, вообще принимать нельзя, правда? Они же не такие, не так воспитаны. Представляешь, некоторые даже не знают, что такое Хогвартс, пока не получат письмо. Мне кажется, надо принимать детей только из старинных колдовских семей. Кстати, а как твоя фамилия? [Я же говорил - ты свой. Ладно... я тебя уже простил, и вообще, давай поговорим, а?]

Но, прежде чем Гарри успел ответить, мадам Малкин сказала: "Вот и готово, милый", и Гарри, радуясь поводу прекратить разговор, спрыгнул со стула. [Между прочим, даже не прощаясь.]

- Ладно, увидимся в Хогвартсе, - сказал манерный мальчик". [Эй, ну, ты же меня не забудешь, правда?]

Налицо:

А) заинтересованность Драко в общении с Гарри, так сказать, с первого взгляда,
Б) стремление Драко продемонстрировать себя Гарри в возможно лучшем виде - и простодушная уверенность, что ему это удалось,
В) задел на будущее со стороны Драко - "я уверен, мы еще встретимся и продолжим нашу приятную дружескую беседу",
Г) …а на самом деле Драко производит на Гарри отталкивающее впечатление, которое только усугубляется буквально каждой следующей фразой.

Так что развитие событий не имеет ничего общего с логикой любовного романа из жизни великосветской молодежи.

2. Как не началась большая крепкая дружба.

"Хогвартс-Экспресс". Гарри впервые в жизни нашел друга - Рона, с которым до удивления и по-простому на равных (неравными и непростыми отношениями он уже сыт по горло), и этим очень счастлив.

"Вошли трое ребят [Малфой взял свидетелей, чтобы они поглядели на его триумф - он на короткой ноге со знаменитым Гарри Поттером], и того, что стоял посередине, Гарри сразу узнал: это был бледный мальчишка из магазина мадам Малкин. Он смотрел на Гарри с куда большим интересом, чем там, на Диагон-аллее. [Я думал, ты просто так... а ты еще и Гарри Поттер.]

- Это правда? - высокомерно спросил он. - Все в поезде говорят, что в этом купе едет Гарри Поттер. Так это ты? [Можно подумать, у Драко есть в этом какие-то сомнения. Нет, это обычная его манера разговора, и именно этот выпендреж Гарри очень сильно достает. Выпендреж для него = балованный Дадли.]

- Да, - Гарри окинул взглядом других двух мальчиков. Оба они были плотные и имели злобный вид. Стоя по обеим сторонам от бледного мальчишки, они напоминали телохранителей. [Вряд ли. Это Гарри их так воспринимает - опять же по аналогии с Дадли, который частенько его поколачивал в компании со своими приятелями.]

- Кстати, это Краббе, а это - Гойл, - небрежно представил приятелей бледный мальчишка, заметив взгляд Гарри. [Обрати внимание, Поттер, я - главный.] - А меня зовут Малфой, Драко Малфой. [Я Бонд. Джеймс Бонд.]

Рон тихонько кашлянул, похоже, пытаясь скрыть смешок. [Рон явно слышал дома о Малфоях много разного и уважать их по определению не может.] Драко Малфой презрительно посмотрел на него. [Начинаются разборки. Малфой очень чувствителен к внешним знакам уважения.]

- По-твоему, у меня смешное имя? [Больное место Драко - вечно ему хочется выглядеть совершенным, а не смешным…] Между прочим, я тебя знаю. [Ах нет, это же Уизли, о которых Драко тоже дома много слышал неуважительного. Отцы ели виноград, а у детей оскомина.] Мой отец сказал, что у всех Уизли рыжие волосы, а веснушек и детей больше, чем они могут себе позволить. [Оба мальца некритически повторяют точки зрения пап. Как относятся друг к другу папы, будет ясно в следующей книге, когда они при встрече попросту подерутся.]

Малфой снова повернулся к Гарри. [Мелкий поставлен на место, вернемся к равному.]

- Ты скоро узнаешь, что некоторые колдовские семьи гораздо лучше остальных, Поттер. Тебе не следует водить дружбу с неподходящими людьми. И тут я мог бы тебе помочь. [Если это не предложение дружбы, что же это? Разве любовь…]

Он протянул руку, но Гарри не принял ее. [Дружба отвергнута. Любовь отвергнута. При свидетелях… МАЛФОЙ СМЕШОН!!!]

- Думаю, я и сам смогу отличить неподходящих людей, спасибо, - холодно отрезал он. [Иголки наготове еще с магазина мадам Малкин.]

Драко Малфой не покраснел, но легкий розоватый отсвет все же появился у него на щеках. [О да. Это удар из самых сильных... вероятно, до сих пор таких ударов он не получал.]

- На твоем месте я был бы осторожнее, Поттер, - медленно проговорил он. - Не будешь вежливым, последуешь за родителями. Они тоже не умели отличить полезное от бесполезного. [Крайне интересно. Это тоже точка зрения отца. Только, невзирая на отца, Малфой все же пришел дружить…] Будешь общаться с таким мусором, как Уизли или этот жуткий Хагрид, сам запачкаешься".

Итак, в ходе двух первых встреч Малфой, сам того не желая, - вернее, как раз остро желая произвести на Гарри впечатление, и потому вытанцовывая вовсю, - умудрился нажать тому практически на все болевые места. Ситуация безнадежна. Первое впечатление неизгладимо, и Гарри дальше будет любой поступок Малфоя воспринимать сквозь призму его избалованности, высокомерия, снобизма, агрессии, неблагодарности по отношению к родителям, и т. д. и т. п. Даже впечатление, что Малфой один никогда не решился бы наехать на Гарри, не будь при нем телохранителей (Дадли!), и то создано.

Дело Драко абсолютно пропащее.

Но в каком месте ФК можно найти хотя бы намек на физическое влечение Драко к Гарри? Все, что делает Драко в течение года, вызвано желанием обратить на себя внимание Гарри, доказать ему, что Драко лучше нынешних друзей Поттера, заставить уважать себя, считаться с собой. Наконец, наказать негодяя, посмевшего пренеберечь дружбой человека из семейства Малфоев. Но и только.

Неизменные поражения Драко на этом нелегком пути для него, по большому счету, крайне полезны. Мальчик знакомится с великим уроком жизни: есть вещи, которые для тебя недоступны ни за какие деньги и ни при каких обстоятельствах… если только ты сам кардинально не переменишься. И поскольку Драко урок не понимает и не выучивает, ситуация отыгрывается во второй книге - жестче, больнее, на более высоком энергетическом уровне… и смешнее тоже.

Самое смешное, что начинается все тоже с магазина.

3. Редкая возможность изучить альтернативную точку зрения.

"Мистер Малфой прошелся по магазину, лениво оглядел предметы, выставленные в витринах, и позвонил в звонок на прилавке, прежде чем обернуться к своему сыну и сказать:

- Ничего не трогай, Драко. [Малфой-мл. может сколько угодно изображать, что он хозяин своих родителей, но эта единственная скупая реплика Люциуса сразу все расставляет по своим местам.]

Малфой, протянувший было руку к стеклянному глазу, недовольно процедил:

- А я думал, мы выберем мне подарок. [Называется этический упрек. Естественно, он не думал, что ему купят стеклянный глаз. Нет, это всего лишь претензия - почему ему не разрешают делать, что ему заблагорассудилось?]

- Я же сказал, что куплю тебе гоночную метлу, - рассеянно ответил его отец, барабаня пальцами по прилавку. [Абсолютная невосприимчивость к этическим упрекам. Напоминает историю про пожилую пару. "Дорогой, ты меня любишь?" - "Естественно. Я говорил тебе об этом в день свадьбы".]

- Ну и зачем она мне, если меня не примут в команду колледжа? - с надутым видом сказал Малфой. [Папа, ты меня не слушаешь!] - Гарри Поттер в прошлом году получил "Нимбус 2000". И специальное разрешение от Дамблдора играть за Гриффиндор. [А меня, твоего сына, обошли...] А он не так уж и хорош, это все потому, что он знаменитость… знаменитость с идиотским шрамом на лбу… [Даааа... а еще он меня не люююююююбит...]

Драко наклонился, чтобы поближе рассмотреть полку с черепами. [Не исключено, что он эти черепа вообще не видит. Он слишком занят собственными страданиями.]

- Все считают его таким умным, ах, супер-Поттер с его шрамом, с его метлой… [ЫЫЫЫЫЫЫ! ОН МЕНЯ СОВСЕМ НЕ ЛЮЮЮЮЮЮЮБИТ!!!]

- Ты говоришь мне это в сотый раз, как минимум, - не дослушал мистер Малфой, раздраженно глянув на сына. [Я тебя слышал и в первый раз. А сюда я пришел заниматься другим.] - И я должен напомнить тебе, что это не - предусмотрительно - показывать, что ты не в таком бешеном восторге от Поттера, как все остальные, ведь большинство из нашего мира считают его героем, из-за которого исчез Черный Лорд…" [Туп. Глух. Логичен. Ни фига не понимает в оскорбленной любви. Ни в малейшей степени не интересуется ее воплями.]

Бедный Драко - мало того, что его отвергает Гарри, еще и дома пожаловаться не дают. До сих пор родители давали ему то, чего он захочет. А теперь они не только не могут дать ему Гарри, но даже не понимают сути его упорного желания. И каково бедняге Драко слышать, как он должен а) заткнуться в тряпочку со своею любовью, б) демонстрировать любовь самому отвергающему, ибо надо в деловых целях?

Думается, Гарри вбил клин в семью Малфоев, о том не зная, не желая и не ожидая.

С другой стороны - добро пожаловать в реальную жизнь, мистер Малфой. Это вам, несомненно, будет полезно.

4. Он так терзался горькой страстью...

Далее всякий раз, когда встречаются Драко и Гарри, наблюдается одна и та же схема:

1) Драко наезжает,
2) Гарри более-менее успешно (с теченьем лет все более успешно) отлаивается.

Да, только в схеме опущен еще один пункт, нулевой. Итак:

0) Драко вынужден наезжать, потому что иначе Гарри его даже не заметит и не обратится к нему первым, ибо Малфой неприятен и хронически игнорируется. Это что-то вроде растянутого на годы вопля - НЕНАВИДЬ МЕНЯ, НО ТОЛЬКО ЗАМЕТЬ МЕНЯ!

"- Подпишешь? Уже раздаешь автографы, Поттер? [Гарри, обрати внимание, я здесь!]

Громкий и язвительный, голос Драко Малфоя разнесся по всему двору. Оказывается, он давно уже стоял позади Колина в сопровождении, как и всегда в Хогвартсе, своих бандитского вида дружков, Краббе и Гойла. [Гарри, я здесь давно, а ты даже не соизволил меня заметить?!!]

- Все построились! - закричал Малфой. - Гарри Поттер будет раздавать автографы! [Все, все смотрите, как я достаю Гарри Поттера и как он обращает на меня внимание!]

- Ничего подобного, - сердито сказал Гарри, непроизвольно сжимая кулаки. - Заткнись, Малфой! [Единственное, что Гарри видит, - это болезненную подковырку. Которую не простит, само собою.]

- Тебе просто завидно, - пискнул Колин, чье тельце едва ли было толще шеи Краббе. [Оп! А вот Колин сразу четко словил. Ибо Малфой вечно упрекает Гарри именно в том, чего жаждет сам...]

- Завидно? - переспросил Малфой, которому больше не нужно было кричать: половина из тех, кто гулял во дворе, уже и так заинтересованно слушала. [Ну, добился же своего!] - Чему это мне завидовать? Мерзкий шрам на голове мне не нужен, спасибо! Я вообще не считаю, что можно стать необыкновенным только оттого, что тебе раскроили череп".

Ай-яй-яй. Как бедный мальчик пытается изобразить, что вовсе не завидует, ибо иметь шрам на голове очень-очень некрасиво. А вот, думается, Драко разрешил бы изуродовать себя не одним, а двумя десятками шрамов, только бы с ним носились столько, сколько с Гарри. И чтобы Гарри признал его равным. Желательно другом. Желательно единственным и до гроба…

Мы уж не говорим о том моменте, когда выходки близнецов, торжественно приветствующих Гарри как Наследника Слизерина, "сильно действовали на Драко Малфоя, каждый раз он все больше мрачнел". Что это, как не яростная ревность и не менее яростная зависть? Что, даже Наследник Слизерина - и то ОН, а не я?
Но где, где тут хотя бы один намек на физическое влечение? Любовь - ну хорошо, пусть будет тот ее вид, который дружба. Жажда дружбы. Жажда признания. Зависть. Ревность… никакой физологии, даже в зачатке.

Что естественно, ибо перед нами двенадцатилетние дети.

Второй год завершается совершенно реальной победой и совершенно реальным триумфом Гарри… и со следующего года в отношении Малфоя к Гарри появится совершенно четкий оттенок, который мы назвали бы не просто уважением. Нет, все сложнее.

5. Юноша, ищущий с кого бы делать жизнь свою.

С годами фиксация Драко приобретает замечательный и несколько неожиданный характер: он не просто тщательнейшим образом отслеживает поступки Гарри, он едва ли себя не оценивает по ним.

В плане этого очень показательна реакция Малфоя на обморок Гарри в поезде.

"Когда выходил Гарри, ему в уши ударил тягучий, но ликующий голос:
- Ты упал в обморок, Поттер? Лонгботтом не врёт? Ты и вправду бухнулся в обморок?
Малфой локтем оттолкнул Гермиону и преградил Гарри дорогу, встав перед ним на каменной лестнице; его лицо сияло, а бледные глаза злобно сверкали".

Сложная, сложная реакция. Одновременно и сияет, и злится. Нет, ну что недруг упал в обморок, то есть проявил слабость, - хорошо. Есть чего сиять. С другой стороны, что его герой упал в обморок, то есть проявил слабость, - очень, очень плохо. Есть чего злиться на недруга-героя... хотя почему именно Малфой реагирует так остро, как будто лично заинтересован, станет ясно немного ниже. А пока следует отметить, что он отталкивает локтем не кого-нибудь, а Гермиону.

С Роном все ясно: Монтекки и Капулетти... то есть Уизли и Малфои, и каждый, как известно из текста, имеет свое мнение по вопросу о том, что именно позорит имя волшебника. В принципе Драко с Роном на равных.

С Гермионой хуже. Она явно доминирует. К этическим упрекам Драко она не менее глуха, чем Люциус, а опустить одной фразой на уровень плинтуса - в этом не менее искусна. Например, когда в момент урезает Драко все удовольствие от приобретенных Люциусом для команды Слизерина метел, уронив, что в команде Гриффиндора зато нет купленных мест. Так что Драко, конечно, пользуется поводом, чтобы душу отвести.

Хотя есть у него четкое сознание, сколько можно позволить себе по отношению к женщине. Оттолкнуть локтем - еще ладно. Но ударить, пусть даже и в ответ на ее удар, он совершенно не в состоянии. И эта красивая черта его характера (ведь должен же был понимать, что Краббе и Гойл сочтут его трусом) несколько обнадеживает.

Но вернемся к обмороку Гарри.

"Когда наутро Гарри, Рон и Гермиона пришли на завтрак в Большой зал, первый, кто попался им на глаза, был Драко Малфой. Он развлекал большую компанию какой-то забавной историей. Когда ребята прошли мимо слизеринцев, Малфой под восторженный рёв комично изобразил, как он падает в обморок. [Ну конечно, Малфой раньше дома никому не давал покоя скулением насчет Гарри, а теперь и в Хогвартсе всю ночь напролет рассказывал - надо думать, с все новыми комментариями, - историю о том, как храбрый Поттер испугался дементора.]

- Не обращай внимания, - из-за спины Гарри сказала Гермиона. - Просто не обращай внимания, и всё. [Именно то, что надо. Именно то, что ранит Малфоя сильнее всего.]

- Эй, Поттер! - завизжала Панси Паркинсон, девочка из Слизерина с лицом мопса. - Поттер! Дементоры идут, Поттер! Ууууууу! [Девочка туповата - думается, Драко комментил остроумнее.]

Гарри плюхнулся за гриффиндорский стол рядом с Джорджем Уизли.

- Новое расписание третьеклассников, - объявил Джордж, передавая листы. - Что это с тобой, Гарри?

- Малфой, - усаживаясь по другую сторону от Джорджа, объяснил Рон. Он испепелял глазами стол Слизерина. [Гарри бы не признался. Гордый.]

Джордж посмотрел туда же, как раз вовремя, чтобы заметить, как Малфой снова изображает припадок. [Судя по тексту, он еще несколько дней будет этим заниматься.]

- Жалкое дрянцо, - спокойно сказал он. - Вчера, когда дементоры обыскивали наш вагон, он был вовсе не такой храбрый. Примчался прятаться к нам в купе, верно, Фред?

- Чуть не обмочился, - бросил Фред, презрительно глянув на Малфоя".

Вот он, момент истины. Драко испугался дементора до такой степени, что кинулся искать защиты у самых гриффиндористых гриффиндорцев. Естественно, когда он опомнился, ему страшно стыдно, мы бы сказали - вдвойне: и что испугался, и что бросился врагам под крылышко.

И вдруг он узнает, что Поттер - сам Поттер! кумир! фиксация, блин! - упал в обморок. Ооо! Из этого следуют сразу два важных вывода:

а) если он так себя повел, мне-то чего стыдиться?
б) ну и гадость эта ваша заливная рыба... то есть Гарри Поттер... чего я фиксировался...

Так что он с двойным упоением муссирует тему обморока Гарри, ибо избавляется от стыда за свое поведение (но все равно где-то внутри помнит, раз так упорно повторяет), а заодно, надо думать, пытается разлюбить. Увы, безуспешно.

Плохо ему, потому что дальше следует урок у Хагрида и облом по всем пунктам. Гарри в истории с гиппогрифом крутой герой, а Малфой - слизняк слизняком... естественно, успокоиться он не может, изображает жуткие страдания и тюкает папу по фамильной гордости, едва не доведя дело до казни гиппогрифа.

6. Подведем кратенько итоги.

Нет, это отнюдь и нигде не случай однополой любви. Все гораздо сложнее, тоньше, нежнее, острее, забавнее и поучительнее, чем простое и незатейливое физическое желание. Которого к тому же пока нет.

Кстати, именно в том возрасте, когда физическое желание пробуждается (КО, ОФ, надо думать, последующие книги), неразделенная любовь Драко (мы надеемся, теперь все понимают, что мы употребляем этот термин в широком и преимущественно духовном смысле слова?) приобретает очень серьезный, даже горький оттенок. Он взрослеет и ведет себя по отношению к Гарри совсем иначе, сдержанно, с достоинством и даже проблесками великодушия.

Но это совсем, совсем другая история.

А пока заметим, что Драко, конечно, по-своему не повезло, что он так вляпался: влюбиться в Гарри, найти кумира в человеке своего возраста, который просто не умеет понять, что именно к нему чувствуют… И одновременно ему очень повезло: этот оселок способен снять с него стружку в правильном месте.

Тем временем что же делать авторам, как не посмеиваться не без сочувствия, если Драко не умеет справиться со своим чувством и ведет себя как совершенный придурок? Нет, вот когда / если доживем до четвертой книги, там разговор пойдет совершенно в другом ключе. А пока, дорогие друзья и недруги, все это забавное детство. На этом этапе в мире Роулинг смешны абсолютно все, и Драко не меньше других.

Так что gaudeamus igitur. И предупреждаем, что в УА, самой тонкой, забавной и любимой авторами книге, под раздачу попадут абсолютно все. Включая Директора.

© anna_y и cathereine
Взято отсюда

 
Форум » Волшебный Мир » Большая Игра профессора Дамблдора » Еще раз про любовь... (или в защиту доброго имени Драко Малфоя)
Страница 1 из 11
Поиск: