Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: irish 
Форум » Волшебный Мир » Большая Игра профессора Дамблдора » БИ-2: в Тайной комнате
БИ-2: в Тайной комнате
irishДата: Понедельник, 11.05.2009, 21:53 | Сообщение # 1
Безумный шляпник
Группа: Модераторы
Сообщений: 5438
Репутация: 69
Статус: Offline
Часть 1.

Травку каждый курит сам - глюком можем поделиться

С прискорбием должны признать, что выявление БИ сильно развращает неокрепшие души авторов: хочется вообще всякое происходящее событие приписывать БИ. Увы, когда степень осведомленности Дамблдора взлетает до небес, на анализе можно смело ставить жирный крест. При подобном подходе любой эпизод можно толковать как следствие искусной игры хитрого, всеведущего и всемогущего Дамблдора (народная хогвартсовская примета: "Сажает Спраут мандрагоры - Директор Василиска ждет…").

Между тем позиция Роулинг обозначена четко: Директор не Гэндальф, он только им подрабатывает, а вообще, как и все прочие персонажи книги, всего лишь человек. Когда прав, а когда и нет. Что-то знает, о чем-то не в курсе. Где поступил верно, а где и прокололся… Приписывать ему всеведение крайне непродуктивно. Уж если браться за разбор его поступков, то надо честно попытаться понять, где он слаб, смешон или ошибается.
Это с одной стороны.

С другой - Дамблдор, несомненно, самый закрытый персонаж саги. И, честно говоря, авторы настоящей работы то ли интеллектом не вышли, то ли не всегда располагают достаточным количеством подсказок, чтобы понять, где, когда и что он знает / не знает.

Так что после длительных дискуссий авторы приняли за основу принцип минимальной возможной осведомленности Директора. Считается, что он о каком-то событии знает, если из текста следует, что не знать о нем он не может. Правда, авторы, женщины слабые и увлекающиеся, не всегда смогут устоять против заманчивых догадок, красиво объясняющих происходящее. Но они обещают работать над собой и осведомлять доверчивых читателей о бездоказательности оных предположений сразу же после их высказывания.

Само собою, с выходом шестой и седьмой книг уровень минимальной осведомленности Директора повысится (а что, кто-то сомневался?). Однако авторов это нисколько не пугает. Они ведь никоим образом не претендуют на знание истины, а лишь предлагают некую концепцию, которая, с их точки зрения, способствует объяснению большого количества неувязок логическим образом. Одновременно она позволяет найти в саге Роулинг второй, достаточно мощный, пласт содержания… но об этом когда-нибудь потом.

Помимо прочего, авторам еще и очень интересно.

Напоследок, пожалуй, следует предупредить, что с каждой следующей книгой БИ все более важна не просто как собственно БИ. Так уж устроен мир Роулинг, что, выявляя скрытые пружины событий, обнаруживаешь суть человеческих взаимоотношений. И, между прочим, наоборот: уже не БИ дает возможность понять людей, а особенности людей дают ключ к расшифровке БИ.

И что, в конце концов, есть БИ, как не работа с людьми?

Так что без расшифровки поступков, характеров и вообще разговора о конкретных персонажах в анализе ТК обойтись сложно. А с УА вообще не справиться.

Всех предупредили.

До поднятия занавеса: Privet-Drive

На сей раз Дурсли заслуживают… ну, еще не жалости, но хотя бы попытки понимания. Мало того, что они до чертиков боятся Гарри с его колдовской силой. Есть еще сова, которая через утро не дает выспаться дяде Вернону, а ему, между прочим, на работу. Есть метла, которую злые родственники заперли в чулане, и горькая дума Гарри по этому поводу - "Какое было Дурслям дело до того, что Гарри выгонят из команды, если он не будет тренироваться и за лето потеряет форму?". Эээ… а ребенок, похоже, в Литтл-Уининге тренироваться собирался… нет, уже можно хотя бы попытаться встать на точку зрения взрослых, которые все снаряжение племянника решительно заперли в чулане.

"Семейство Дурслей было в ужасе от перспективы провести с ним лето, но их чувства не шли ни в какое сравнение с тем, что испытывал сам Гарри". Вполне справедливо - если с точки зрения Гарри. Но одной точкой зрения мир Роулинг не ограничивается. А если наоборот? Ну, скажем, так: "Гарри испытывал тоску при мысли провести с Дурслями лето, но его чувства не шли ни в какое сравнение с тем ужасом, что испытывали сами Дурсли". Вот она, любимая игра Роулинг: читатель привык на автомате воспринимать как истину точку зрения того, кто рассказывает историю. Однако если присмотреться, можно увидеть и другие точки зрения…

Посмотрим на ситуацию непредвзято. У Дурслей форменный невроз. У всех сразу, а особенно у дяди Вернона, который обращается с Гарри так, "как будто он был бомбой, готовой в любую минуту взорваться". Гарри, само собой, обидно. А Вернону? Для не слишком умного и весьма возбудимого человека проще простого поплыть крышей, проведя лето рядом с бомбой, готовой в любую минуту взорваться…

Заметим как бы в скобках, что в конце концов бомба таки взорвалась.

Общая тенденция такова: сказка о Золушке с каждой следующей книгой все ближе к реальной жизни. Злые мачеха и сестры перестают казаться однозначно злыми. Вернон, например, чем дальше, тем больше не столько противен, сколько смешон. Как и Петунья с Дадли, в бесподобно комической сцене репетирующие свое поведение перед Мейсонами. Это двенадцатилетнему Гарри родственники кажутся едва ли не воплощениями мерзкого интриганства. Между тем интриганы из Дурслей аховые - они люди в общем наивные и простодушные, хотя, конечно, раздражающе ограниченные. Что ж, бывает. Это не самый страшный грех на свете.

И после ОФ не следует забывать, что Петунья, пусть с большой неохотой, все же не отказывает Гарри от дома, то есть терпит эту белую ворону в своем уютном скворечнике. Чем фактически спасает племяннику жизнь.
Золушка тоже начинает терять сказочную идеальность. Мальчик злопамятный и не хочет налаживать отношений с Дурслями - он предпочитает посчитаться, отомстить. "Первую пару недель по возвращении домой Гарри доставляло удовольствие бормотать вполголоса всякую ерунду и смотреть, как Дадли на своих жирных ножищах в панике выкатывается из комнаты. Но, из-за отсутствия известий от Рона и Гермионы, мальчик почувствовал себя настолько далеко от колдовского мира, что даже издевки над Дадли потеряли свою прелесть". Неплохая, надо сказать, заявка на будущее.

Конечно, страдает Гарри совершенно искренне и по делу. Даже письмо от Драко его бы обрадовало. Право же, вот опять бедняга Малфой-младший упустил свой шанс. Чем надоедать папе все каникулы нытьем ("А Гарри больше люююююбят… а ему метлу подарииииили…"), надо было любовное письмецо черкнуть. И послать с собственным домовым эльфом - точно бы дошло…

Впрочем, шутки в сторону. Гарри не просто тоскует по школе - он скучает по тем местам, где знаменит. "Гарри занял подобающее место в колдовской школе, где он сам и его шрам были знамениты… но теперь учебный год кончился, и он на лето вернулся к Дурслям, и с ним опять обращались как с дурной собакой, которая к тому же извалялась в чем-то вонючем". Все это естественно и наивно, однако именно из таких наивных сожалений способны вырасти очень нехорошие вещи.

А еще мальчик ждет от Дурслей поздравлений с днем рождения. Он свято убежден, что изменения в его жизни должны вызвать изменения в отношении к нему Дурслей… какой он еще ребенок, право же.

Тем временем жизнь в магическом мире не останавливается - и странно было бы от нее этого ожидать.

До поднятия занавеса: Большая Игра.

Если БИ первого года состоялась в полном объеме, то БИ-2 претерпела значительные модификации в связи с вмешательством извне. Однако данных вполне достаточно, чтобы вычислить по крайней мере одну цель первоначального варианта Игры.

Очевидно, Директора беспокоит, что Гарри после десяти лет забитости у Дурслей в одночасье стал всеобщим любимцем. И правда - на подростковую психику подобные перепады действуют крайне негативно. В планах Дамблдора показательная демонстрация того, куда именно приводит неумеренное стремление к славе. Так что преподавателем DADA на второй год БИ становится карикатурно влюбленный в себя Гилдерой Локхарт.

Нельзя не отметить, что при этом Директор второй год подряд рубит под корень учебный процесс. Если Квирелл еще хоть что-то знал, то Локхарт разве что живые картины из собственных книг способен представить.

"-Взвой-ка как следует - вот так, очень хорошо - и тогда, представьте себе, я бросился - вот так - придавил его к земле - вот так! - одной рукой сумел удержать его - а другой приставил волшебную палочку ему к горлу - потом геройски собрал остатки сил и выполнил чрезвычайно сложное Хоморфное заклятие - он жалобно застонал - ну, давай же, Гарри - жалобней, жалобней - отлично - и тогда шерсть исчезла - зубы уменьшились - и он превратился обратно в человека. Просто, но эффективно - и вот жители еще одной деревни вечно будут благословлять героя, который избавил их от ежемесячных нападений оборотня.

Зазвонил колокол, и Локхарт поднялся с пола.
- Домашнее задание - сочините поэму о том, как я победил оборотня Вагга-Вагга! Автору лучшего произведения - экземпляр книги "Волшебный я" с автографом!"
Бедные старшекурсники.
"- Я очень надеюсь, что Эндер Виггин - тот, кто нам нужен, потому что это сломает всю нашу систему подготовки на много лет вперед.
- Если Эндер - не тот… то дальнейшее существование вашего драгоценного метода подготовки окажется совершенно бесполезным для человечества" (О. С. Кард).
О да, "Игра Эндера" в чистом виде. Будем надеяться, что интертекстуальная цитация сработает, и целью Большой Игры тоже является по меньшей мере спасение мира.

Расстановка фигур

Что касается команды, то замеченные в БИ-1 будут продолжать участвовать и в БИ-2.
Снейп справился неплохо (гм… учитывая острую эмоциональную реакцию Поттера-младшего, успех даже несколько чрезмерен). Профессор зельеделия остается раздражающим и стимулирующим фактором для Гарри, участвует в БИ без ограничений и пользуется из всей команды, по всей вероятности, наибольшим доверием Директора - особенно там, где Игра становится опасной.

С Хагридом сложнее. Инцидент с драконом ему сильно повредил в глазах детей, и Хагрид как конфидент Гарри перестает быть значимым участником БИ. Доверять-то ему Гарри по-прежнему доверяет, но говорит уже не все, считая его несколько непутевым и вообще психологически младшим. Через несколько книг Гарри дозреет до такого же отношения к Сириусу. Мальчик властный, любит вести…

Макгонагалл, как декан Гриффиндора, по-прежнему отвечает в основном за внешнюю, официальную часть БИ и контролирует Гарри в тех областях его хогвартовской жизни, которые находятся на виду.

Что до лагеря противников Директора, то собственно Волдеморт слишком слаб, чтобы что-нибудь затеять. Дамблдор скорее всего отслеживает его перемещения до лесов Албании и оставляет там под наблюдением, особо не беря в расчет.

Но в расчет приходится брать Люциуса Малфоя.

Весь второй год обучения Гарри в Хогвартсе тема противостояния Дамблдора и Люциуса будет звучать мягко, ненавязчиво, но постоянно, как бы контрапунктом. То, что происходит между Директором и Малфоем-старшим, иначе как политической борьбой не назовешь. Люциус действует, имея в виду не просто дестабилизацию обстановки в Хогвартсе, но прежде всего удаление Дамблдора с поста Директора и перераспределение власти. Само собой, в интересах себя любимого.

Следует отметить, что политика, раз вмешавшись в повествование, уже никуда из него не уйдет.
Пока, правда, почти все за кадром. Кто не захочет, тот не заметит.

До поднятия занавеса: Политическая игра.

Конечно, борьба Люциуса с Дамблдором в контексте волшебной сказки напоминает тот случай, когда бодался теленок с дубом. А если допустить, что мы уже не в волшебной сказке? Что тогда? С чего началась длинная и напряженная партия, приведшая, как-никак, к временному отстранению Дамблдора с его поста?

Кто делает первый ход, понять сложно. Мы не имеем данных о том, когда именно Малфой начал задумывать свой чуть было не закончившийся успехом план. Добби знает об этом несколько месяцев. Ясно, что для воплощения плана в жизнь Люциус, избегающий контактов с останками собственно Волдеморта ("Люциус, мой скользкий друг…" - КО), как минимум тесно общается, чтобы не сказать - обсуждает совместные действия, с отпечатком личности шестнадцатилетнего Тома Реддла на страницах дневника.

По расчетам Люциуса (и, возможно, Тома), Дневник-Реддл с помощью Малфоя попадает в Хогвартс, находит себе, будучи по существу паразитом, хозяина-носителя, сосет из него кровь / энергию, открывает ТК, натравливает Василиска на полукровок (а сам-то кто?..), устраивает в школе переполох и предоставляет таким образом Люциусу возможность скинуть наконец Дамблдора.

Молчаливо подразумевается, что остановить Василиска старенький дедушка Дамблдор не в состоянии.

Выгода для Малфоя-старшего кристально ясна. Что с этого будет иметь Реддл, сказать сложнее. Скорее всего, реализацию долгожданной возможности "в один прекрасный день, если повезёт… провести кого-то другого по своим следам и закончить благородное дело, начатое Салазаром Слизерином". Восхитимся тем, как Темный Лорд в любой своей ипостаси неизменно доводит до сведения общественности собственные гениальные планы - и не менее гениальное их выполнение. Очень полезная для читателей привычка.

Возможно также, что Реддл стремится к, так сказать, физическому воплощению самого себя: вспомним, что чем больше энергии он вытягивает из Джинни, тем он ближе к возвращению в материальный мир. Больше Волдемортов, плохих и разных!

Почему Люциус начинает действовать именно этим летом? Не исключено, что он почувствовал себя как на горячей сковороде. Вспомним: пока Гарри мечтает о метле и свободе на Privet-Drive, Министерство устраивает аврорские рейды по домам бывших Пожирателей.

Активным участником кампании является почему-то Артур Уизли, хотя в ведение его отдела подобные акции никаким боком не входят. Но для хорошо осведомленного Люциуса вопрос участия Артура в рейдах сомнению не подлежит ("Говорят, в Министерстве полно работы? - с фальшивой заинтересованностью спросил мистер Малфой. - Все эти рейды… сверхурочные-то платят?"). А поскольку чем дальше, тем больше у нас данных, что Артур - человек Дамблдора, следует думать, что хорошо осведомленный Люциус считает главным ответственным за обыски у Пожирателей Директора.

Однако действительно ли Дамблдор сам спускает себе на голову данную лавину?

Вряд ли. Политические игры ОФ строго и неизменно подчинены интересам БИ, которая, несколько забежим вперед, является главной целью жизни могущественнейшего мага современности. А чем могут помочь БИ обыски у бывших соратников Волдеморта?

Зато есть человек, который крайне заинтересован в том, чтобы отвлечь от Дамблдора и обратить на себя восхищенное внимание магического мира.

Это министр магии Корнелиус Фадж.

После того, как схватка Гарри с Волдемортом состоялась, и о ней, уж будьте уверены, через родителей хогвартсовских студентов осведомлен весь магический мир, финал ФК наверняка воспринимается чем-то вроде очередной победы Дамблдора над Волдемортом. Может ли Фадж с его вечно уязвленным самолюбием (почему это Дамблдора считают круче, если я министр, а он нет??) с этим смириться? Ни в коем случае. Политик всегда думает о том, как он выглядит в глазах избирателей, и вот именно сейчас Фаджу следует срочно найти что-нибудь такое, чтобы выглядеть хорошо. Если общественное мнение против Волдеморта, разумно предпринять шумный наезд на сторонников Темного Лорда. Вплоть до обысков.

Люциус, конечно, Фаджу приятель, ибо пожертвования вносит щедрые. Но уж если даже Люциус взбешен и напуган настолько, что начинает избавляться от сомнительных вещей, дело пахнет керосином. Проще говоря, Малфой-старший не уверен, что ему удастся откупиться. Фадж не заинтересован ни в дружбе, ни в торжестве справедливости, это для него слишком абстрактно. Но отдадим министру должное: взятки для него тоже не абсолют. По-настоящему он хочет одного: сохранить кресло.

Со своей стороны Артур Уизли наверняка принимает участие в рейдах по зову сердца ("У нас абсолютно различные взгляды на то, что позорит имя колдуна"). Но если вспомнить, что через год он будет так же активно участвовать в поимке Сириуса Блэка (которая уж точно никоим боком не входит в его функциональные обязанности), нельзя не задаться вопросом: может быть, это Дамблдор заинтересован, чтобы его человек не просто находился в Министерстве, но был как можно ближе к событиям, небезразличным Директору?
Так что все при деле.

Фадж окапывается. Люциус, чувствуя себя загнанным в угол, готовится перейти в нападение. Директор наблюдает за всем происходящим из школы, надо думать, через посредство Артура Уизли.

Никто из этих людей, несомненно, относящих себя к элите и сильным мира сего, не обращает внимания на то, чем мучается в это лето ничтожный червь, сиречь домовой эльф Малфоев по имени Добби.

Начало

Конечно, Добби не блещет интеллектом, неуклюж и смешон, уж не говоря о том, что действия его вечно приводят совсем не к тому результату, которого он добивается. Однако есть ли в мире Роулинг (да и в нашем тоже) хоть один персонаж, которому не случается быть неуклюжим; смешно проколоться, проявив неожиданную тупость; наконец, внезапно получить за свои труды не то, чего он добивался, а что-нибудь совсем иное и неожиданное? Страшно сказать, но от подобного не избавлен и сам Директор. Впрочем, об этом еще рано говорить. А пока заметим, что Добби, конечно, частенько вызывает раздражение, но обладает добрым и любящим сердцем и проявляет истинную храбрость, идя против собственных хозяев.

Попробуем рассмотреть ситуацию изнутри. Добби из высоких побуждений ("…взошла новая заря, сэр, Гарри Поттер засиял как путеводная звезда для нас, тех, кто боялся, что черные дни никогда не минуют…") решает помешать хозяину и обезопасить Гарри. Очевидно, тут играет та же самая небрежность, что и в случае с Кричером: Добби запрещают рассказывать о подробностях плана Малфоя, но он находит какую-то лазейку, позволяющую действовать в интересах Гарри.

По-своему новоявленный защитник Гарри рассчитал неплохо. Мальчик прожил много лет с заботливыми родственниками, у него наверняка были в магловском мире друзья и всякие радости, к которым он привык. А в Хогвартсе он всего один год. Да, там интересно, и друзья появились - но если Гарри подумает, что они за все лето о нем ни разу не вспомнили, то среди привычной домашней обстановки ему будет это легче пережить, и он решит вообще остаться дома. Наивно, но достаточно логично.

Однако на Privet-Drive Добби видит совсем другое. Под завязку несчастный Гарри в собственный день рождения сидит один-одинешенек, горестно уставившись в живую изгородь (то есть прямо на визитера), и поет сам себе поздравление. Дальше над ним довольно гадко издевается кузен ("Сегодня твой день рождения, - осклабился Дадли. - Почему же тебе не прислали открыток?"), а тетя замахивается сковородкой, отказывается кормить и нагружает объемами работы, поистине достойными Золушки ("помыл окна в доме, помыл машину, подстриг газон, прополол клумбы, обрезал и полил розы, а также подкрасил садовую скамейку"… настоящая Золушка, даже сорок розовых кустов…).

Вот тут бедняга Добби понимает, насколько реальность не соответствует его представлениям. Шел он смотреть на счастливого героя, а увидел хрупкого мальчика, который вкалывает аки домовой эльф и третируется аналогично.

Добби решается, потому что жалеет Гарри. И, несомненно, с его стороны это акт мужества. Особенно если вспомнить, что дальше он за это прищемит себе уши дверцей духовки. Это не только смешно - больно тоже…
К сожалению, Гарри игнорирует попытку намека: заговор не касается Того-Кто-Не-Должен-Быть-Помянут, однако при этом домовый эльф "расширил глаза и явно всячески пытался на что-то намекнуть. Гарри, тем не менее, никак не мог понять, на что". Жаль. Мог бы и подумать, опыт есть, а подсказки Добби немногим сложнее, чем у Хагрида. Хотя, конечно, в двенадцать лет сложно представить, что Темный Лорд когда-то был человеком, имел свою судьбу, свои сложности, свое имя… в этом возрасте кажется, что взрослые такими сразу и родились.
В этом году Гарри предстоит узнать, что Волдеморт имел детство и юность.

А еще мальчик узнает, что, так сказать, бытовое зло немногим менее опасно, чем стремление к мировому господству. Люциус ничем не лучше Волдеморта. Даже хуже, ибо мотивы имеет более мелкие. В общем, добро пожаловать в реальную жизнь, мистер Поттер.

Конец трагикомичен: Добби с сердечным сокрушением устраивает кавардак, подведя Гарри (и Дурслей) под крупные неприятности, и смывается. Дурсли, лишившись надежды на удачную сделку и летний домик на Майорке, узнают из предупреждения Минмагии, что колдовать племяннику запрещено, и запирают Гарри наверху, вставив решетки в окна. Сова изолирована от внешнего мира вместе с хозяином.

Тем не менее всего через три дня у окна Гарри появляются на летающей машине близнецы и Рон.

Некоторые аспекты спасательной операции в свете БИ

С точки зрения Гарри, ситуация выглядит очень просто. Он лежит в комнате угнетенный и голодный, делит скудную еду с Хедвигой и задается вопросами - "Что произойдет, если он не приедет в Хогвартс? Пришлют кого-нибудь узнать, что с ним случилось? Смогут ли они заставить Дурслей отпустить его?". Хороший, добрый мальчик. И очень наивный мальчик, не имеющий никакого представления о БИ. Как, собственно, и должно быть.

Как-то нелогично считать, что раньше за Гарри на Privet-Drive следили, причем очень тщательно ("…откуда они могли узнать, где он спит? Ты же не думаешь, что за нами следят?" - "Следят - шпионят - может быть, даже подглядывают"), а теперь перестали. Скорее Дамблдор по-прежнему присматривает за всем, что происходит в доме Дурслей, когда у них гостит VIP-племянник. Но предположим на минуточку, что это не так. Допустим, Директор не знает, что Гарри не отвечает на письма Рона и Гермионы. Но ведь Гарри не отвечает и на письма Хагрида тоже! Само по себе это уже должно было команду сильно насторожить. И уж наверняка Дамблдор заинтересуется тем, что происходит, после того как Гарри получает официальное предупреждение от Минмагии…

В любом случае - команде все известно. Гарри не придется долго голодать и тосковать. Подготовка спасательной операции занимает всего три дня. Учитывая привходящие трудности, это не так много.

Трудность первая: помощь должна быть организована так, чтобы спасатели быстро и эффективно извлекли Гарри с его сундуком, совой, метлой (корзиной-картиной-картонкой…) из-за решетки на окне, по возможности не вступая в конфликт с Дурслями. Тетя мальчику еще пригодится. Родная кровь.

Трудность вторая: нельзя дать Гарри понять, что за ним следят. Все должно выглядеть максимально естественно.

Естественно - это значит Уизли.

Действительно, выглядит все хорошо. Гарри не отвечает на письма Рона, который приглашает его в гости. Рон долгое время достает родителей, причем в какой-то момент (об этом позже говорит Молли) мистер и миссис Уизли сами чуть ли не собираются на Privet-Drive. Но не успевают: младший сын просит близнецов, и мальчишки втроем организуют спасательную экспедицию. Никаких подозрений.

Кроме нескольких мелких обстоятельств.

"Почему ты не отвечал на письма? Я тебя раз двенадцать приглашал в гости! А потом папа сказал, что тебе послали официальное предупреждение за колдовство на глазах у маглов…
- Это не я… А он откуда узнал?
- Он же работает в Министерстве, - объяснил Рон".

Вряд ли Артур знает обо всех случаях неправомочного использования колдовства, так что, надо думать, он интересуется Гарри специально. Впрочем, Рон, как и Гарри, не разбирается в этих взрослых профессиональных тонкостях. Спасатели и сами не очень много знают о БИ. Хотя близнецам, несомненно, известно больше, чем Рону.

Разбор операции начнем с того, что трое братьев Уизли не прилетают, допустим, на метлах - нет, появляются на летающей машине. Зачем? А потому что так технически удобнее провести извлечение Гарри из его комнаты. На Privet-Drive никто из них не был, где комната Гарри, они не знают, что решетка поставлена на окно - тем более. Тем не менее, у Фреда наготове веревка, чтобы можно было выломать решетку. А у Джорджа - шпилька, чтобы открыть запертую дверь и взять из чулана вещи Гарри… впрочем, шпилька менее показательна, чем веревка. Может, Джордж действительно крупный спец по взлому дверей и не расстается с орудием производства. Хотя все эти мелочи в сочетании дают картину хорошо продуманной подготовки спасательного рейда.

Близнецы подводят фордик к зарешеченному окну второго этажа, выдергивают решетку, открывают запертую дверь и вызываются притащить сундук Гарри из чулана без его участия. Конечно, понятно, что чулан находится под лестницей. Но все-таки чужой дом, где близнецы ни разу не были…

На прямой вопрос - "А ваш папа знает, что вы взяли машину?" - Гарри получает довольно уклончивый ответ: "Ммм, нет, ему пришлось пойти на работу сегодня вечером. Если повезет, мы вернем машину в гараж, и мама даже не заметит, что мы ее брали". Хороший ответ. Переводится он так: мистер Уизли физически не видел, как близнецы брали машину, потому что в этот момент его не было дома. Если им повезет, они скроют факт взятия машины от миссис Уизли… от Молли, но не от Артура.

Из чего следует, что Молли в данном случае не в курсе - а вот Артур вполне себе. И еще: у Артура с близнецами полный контакт, настолько, что им можно поручить подобное дело без особых объяснений, и они сохранят небольшую общую тайну. Рона же держат на расстоянии. И правильно. Он очень близок к Гарри, а Гарри мальчик недоверчивый. О существования БИ он не должен подозревать как можно дольше…

Напоследок отметим слова Рона - "Фред с Джорджем летали на этой машине раз пять, а то и шесть, и их ни один магл не заметил". Да, потому Артур и поручает им вызволить Гарри от Дурслей, что близнецы умеют проворачивать подобные вещи по-умному. Даже может быть, что именно они предложили отцу осуществленный вариант.

Некоторые аспекты семейной жизни в свете БИ

Что на самом деле знает Молли, сказать сложно. Близнецы однозначно считают, что она не в курсе, и очень боятся ее реакции. Однако если посмотреть, какие именно упреки Молли обрушивает на головы провинившихся, картина складывается неоднозначная.

"Вы себе представляете, как я волновалась? - произнесла миссис Уизли страшным шепотом. - …Кровати пустые! Записки нет! Машины нет - могли разбиться - чуть с ума не сошла от беспокойства - вам наплевать? - никогда, за всю мою жизнь - вот придет отец, он вам покажет - ни Билл, ни Чарли, ни Перси, никогда ничего подобного…
- Безупречный Перси, - пробормотал себе под нос Фред.
- А ТЕБЕ НЕ МЕШАЛО БЫ ВЗЯТЬ С НЕГО ПРИМЕР! - завопила миссис Уизли, уперев палец в грудь Фреду. - Вы могли погибнуть, вас могли увидеть, отец мог потерять из-за вас работу…
Казалось, что это продолжалось много часов. Миссис Уизли успела охрипнуть, прежде чем повернулась к Гарри - и тот попятился.
- Я очень рада, что ты приехал, Гарри, дорогой, - сказала миссис Уизли. - Заходи, съешь чего-нибудь с дороги".

Такое впечатление, что Молли озабочена тем, что а) дети рванули на дело, ее не предупредив, б) они могли по дороге попасть в какую-нибудь историю, в) их безалаберность может плохо отразиться на Артуре. Ни малейшего удивления при виде Гарри. Ни единого упрека в том, что сыновья совершили нечто неправильное - Молли согласна с тем, что они сделали, она только категорически против их методов. Далее она упоминает, что они с Артуром очень о Гарри беспокоились (?) и хотели его поскорее забрать (?? Только потому, что друг сына, пусть даже сирота, применил магию и получил предупреждение от министерства, надо бежать его забирать?). Нельзя не признать, что Молли частично в курсе. Другой вопрос - что ей сообщают не все, а главное, решительно исключают из собственно спасательной операции. Так что, похоже, сидела она всю ночь возле своих замечательных часиков, наблюдая за детьми…

Кстати, Молли в претензии (вплоть до кочерги) не только на детей, но и на Артура. Позже ор разражается формально из-за того, что супруг поколдовал над машиной. А на самом деле жена разгневана скрытностью мужа: не дал ей самой отправиться к Дурслям, вызволить Гарри из-за решетки, ну и, попутно, вероятно, высказать кое-что Вернону и Петунье.

"…вчера вечером мы говорили о том, что поедем и заберем тебя сами, если к пятнице Рон не получит от тебя ответа", - говорит Молли. В принципе, зная супругов Уизли, можно представить себе, как был разговор. "Артур, мы ОБЯЗАНЫ выручить Гарри!" - "Да, дорогая, конечно, но…" - "Артур, мы ДОЛЖНЫ НЕМЕДЛЕННО отправиться за мальчиком! Его там обижают!" - "Эээ… да, дорогая, конечно, и если Рон не получит к пятнице ответа, то мы обязательно туда отправимся сами…". Это называется "муж успокаивает жену", и не более. Если Артур в курсе того, что Гарри за решеткой, а, судя по организации экспедиции, он в курсе, как он может не понимать, что никакого ответа к пятнице не будет? Тем более что все не может быть не согласовано с Директором. Но Молли нельзя пускать на Privet-Drive. Она там остро лишняя, и дело не только в БИ: как ей объяснишь, что Петунья на самом деле хранительница жизни Гарри, и никак нельзя слишком уж перетягивать струну - ведь надо Гарри лето проводить там, где есть его родная кровь…

Так что Артур притормаживает супругу, не говоря ей ни слова неправды: просто умалчивает о том, что этой же ночью за Гарри с его подачи отправятся близнецы и с ними Рон. Не говоря уж о том, что Молли никогда бы их одних не отпустила.

Разборка между супругами замечательно точно описана и очень смешна. Является совершенно никакой Артур, сидит с закрытыми глазами (между прочим, ночка выдалась жуткая еще и потому, что некий "старик Мундугнус Флетчер попытался меня заколдовать, стоило повернуться к нему спиной…" - это, конечно, не великолепная стычка старых школьных друзей на кухне в ОФ, но тоже неплохо), делится производственными сложностями с близнецами (похоже, они у него любимые дети). Нормальный папа, пришедший после тяжелого дежурства и отдыхающий в лоне семьи. Глаза он открывает, когда появляется грозная Молли, и деликатнейшим образом пытается смягчить жену, играя с ней в известную семейную игру "Один наш общий знакомый…" - "Может быть, у него есть некоторые оправдания?..". Он, в отличие от Молли, конспиратор неплохой. Ну, может быть, немного слишком поздно заметил Гарри, может быть, слишком удивился, увидев его… но усталость после напряженного дежурства все списала. Вот если бы он еще хотя бы формально ругнул близнецов, якобы без спроса взявших машину, все вообще было бы тип-топ. Но Артур немного не попадает в тон - видимо, все-таки очень устал.

"-Твои сыновья [знаменитая семейная формула подобных разборок - ну, разумеется, Молли не имела к появлению на свет близнецов и Рона ни малейшего отношения…] летали сегодня ночью на этой мерзкой машине за Гарри и обратно! - прогремела миссис Уизли. - Что ты на это скажешь, а?!
- Неужели? - с восторгом спросил мистер Уизли. - Ну и как, нормально? То… то есть… - он срочно переменил тон, потому что из глаз миссис Уизли полетели молнии, - это было… очень неосмотрительно с вашей стороны, дети… ужасно неосмотрительно…"

Дословно фраза мистер Уизли звучит так - Did it go all right? Возможно, речь здесь идет не только и не столько о машине…

Впрочем, даже семейная сцена (Молли versus коварные обманщики и заговорщики в родном гнезде) не нарушает у Гарри совершенно правильного впечатления о взаимной любви и семейном счастье, царящих в Норе.

На самом деле он тоже счастлив.

"Гарри удивляло не то, что зеркала разговаривают, а то, что его любят". Ребенку безумно хорошо, и он в ответ любит всех на свете - хотя, надо думать, уйдя с Privet-Drive, он не избавился от внимательнейшего наблюдения.

Уж не говоря о том, что это лишь интерлюдия, и игры скоро возобновятся.

© anna_y и cathereine
Взято отсюда

 
irishДата: Понедельник, 11.05.2009, 21:59 | Сообщение # 2
Безумный шляпник
Группа: Модераторы
Сообщений: 5438
Репутация: 69
Статус: Offline
Часть 2.

На задворках Диагон-аллеи

Через неделю из Хогвартса приходит письмо, и мистер Уизли считает нужным восторгнуться тем, как быстро Дамблдору все стало известно. Нет, Артур не лицемер, но в плане БИ ведет себя очень и очень аккуратно. И вообще, похоже, что магловские изобретения ("Ах, как интересно! Как чудно работают эти эскапаторы / автобусные обстановки!") для него, сдержанного и уравновешенного, не просто хобби, - несколько излишние восторги по поводу ухищрений не-магического мира есть хитрый и весьма действенный способ разрядить обстановку.

"Значит, по-твоему, я должен бояться Люциуса Малфоя? - возмутился мистер Уизли, но практически сразу же отвлекся при виде родителей Гермионы. Те смущенно жались к протянувшейся вдоль всего мраморного зала мраморной же стойке и ждали, когда Гермиона их представит.
- Да ведь вы же маглы! - восторженно вскричал мистер Уизли. - Мы непременно должны где-нибудь вместе посидеть! А что это у вас такое? Ах, вы меняете магловые деньги. Молли! Смотри! - он в экстазе показал на десятифунтовую банкноту в руках у мистера Грейнджера".

Гарри не совсем успешно осваивает каминную сеть и оказывается в лавке Борджина. И вот это, надо думать, совершенно случайно. Потому что сцена между Драко и Люциусом остро не предназначена для чужих ушей.
Простая с виду книга построена очень тонко. Гарри (и мы с ним) имеет отличную возможность сравнить две семьи. Разборки язвительно-самовлюбленных и скрытных Малфоев, которым сильно недостает душевного тепла, поставлены Роулинг как бы в пару и в противовес разборкам семьи Уизли, где и любви, и открытости, и горячности душ хоть отбавляй.

Оба Малфоя находятся во взвинченном состоянии, но причины их переживаний лежат даже не в параллельных, а в перпендикулярных мирах. Понять друг друга отец с сыном не способны, и каждый свято убежден, что другой а) совершенно не прав б) вообще эгоист.

Право же, по-своему Малфои даже более забавны, чем Уизли.

Драко изнывает от любви, обиды и зависти. "Гарри Поттер в прошлом году получил "Нимбус 2000". И специальное разрешение от Дамблдора играть за Гриффиндор. А он не так уж и хорош, это все потому, что он знаменитость… знаменитость с идиотским шрамом на лбу… - Драко наклонился, чтобы поближе рассмотреть полку с черепами. - Все считают его таким умным, ах, супер-Поттер с его шрамом, с его метлой…".

Люциус считает, что все это нервное желе совершенно ничего не значит по сравнению с мировой революцией - то есть политической ситуацией и благополучием дома Малфоев в целом.

"Ты говоришь мне это в сотый раз, как минимум, - не дослушал мистер Малфой, раздраженно глянув на сына. - И я должен напомнить тебе, что это не - предусмотрительно - показывать, что ты не в таком бешеном восторге от Поттера, как все остальные…"

Что бы там ни говорил Драко в ФК, рисуясь перед Гарри ("Надо будет все-таки заставить отца купить метлу…"), хозяин в доме Люциус. Правда, после ядовитейших замечаний в адрес Драко (надо думать, не первый и не последний раз) папа все-таки купит сыночку партию метел - и тем самым право играть в команде Слизерина. Хотя возможно, что отцовским чувствам Люциуса сильно способствует представление о победе Слизерина над Гриффиндором как важной политической акции. Малфой-старший - сугубый практик.
Но тогда надо ему верить, когда он намекает, что за наездами на Пожирателей стоит именно Артур Уизли. Ибо Люциус не из тех, кто припишет врагу, пусть и заклятому, все грехи просто потому, что хочется в раздражении кого-нибудь лягнуть…

Впрочем, Политическая Игра еще только начинается, и пока перевес явно на стороне Директора.

В свете этого очень любопытно, что по Knockturn-Alley бродит старый добрый Хагрид. Вряд ли он ищет здесь только средство от плотоядных слизняков. Вполне возможно, что он наблюдает за Люциусом. Во всяком случае, позже он стопроцентно делает именно это, потому что когда Артур с Малфоем-старшим затевают драку, Хагрид появляется буквально через несколько секунд ("Тихо, мужики, вы чего?..").

Гарри говорит с лесником недолго, но о Добби ему рассказать успевает. Кстати, с этого момента Директору наверняка известно о визите Добби и о его предупреждениях. Как и о том, что некий недоброжелатель что-то затевает… Северус, вы, случаем, не знаете, у кого из ваших старых соратников есть домовой эльф по имени Добби?

Правда, с нашей точки зрения, еще более вероятно, что Дамблдор отследил визит Добби и задал соответствующий вопрос Снейпу несколько недель назад. Так что наблюдение за Люциусом Хагрид осуществляет не только из-за Политической Игры, но и из-за Игры Большой.

В конце концов все заинтересованные стороны сходятся возле Локхарта, который сам по себе ничтожество, но чутье имеет выдающееся. Уизли сюда приходят в этот день с подачи Гермионы, которая влюблена в Локхарта, а еще из-за того, что Молли тоже жаждет видеть Гилдероя вживе (ах, эта платоническая женская любовь…), Малфои - потому, что Люциус собирается кому-нибудь подсунуть Дневник, пользуясь многолюдьем… и вдруг такая удача, семья Артура. Далее Малфой-старший явно провоцирует драку, вплоть до оскорблений в адрес ни в чем не повинных родителей Гермионы, и не потому, что действительно хочет подраться с Артуром (он предпочитает другие способы сделать больно), а просто обеспечивая себе прикрытие. Он и в глаз получает ("Энциклопедией поганок"… какова символика, однако), скорее всего, потому, что отвлекся от собственно рукопашной и засовывал книжечку в учебник Джинни…

Заметим на полях, что вход в ТК находится в женском туалете, и Люциус подсовывает дневник именно девочке. Случайность? Или еще одно косвенное доказательство предварительных контактов между Люциусом и дневниковым отпечатком его бывшего хозяина?

В любом случае, дело сделано. Дневник у Джинни, и Том вскоре начинает ее обольщать. К Дневнику и Гарри-то чувствует тягу с первого взгляда. А уж Джинни и подавно приходит в ужас, забыв бумажного друга при отъезде в Хогвартс, и кидается за ним сломя голову.

Очень скоро она будет отдавать свои жизненные силы отпечатку-Реддлу и делать то, что он хочет. Хотя и не без сопротивления.

Некоторые аспекты прибытия в Хогвартс в свете БИ

На вокзале Добби закрывает барьер, и Гарри с Роном не могут попасть на платформу.

Честно говоря, у нас недостаточно данных, чтобы понять, наблюдали или нет на этот момент за Добби, можно ли было его остановить и почему мистер и миссис Уизли не вернулись из-за барьера за детьми, если они умеют аппарировать. Скорее всего, Добби до последнего момента и сам не знал, что собирается сделать. Он же не мог предположить, что Гарри с Роном пойдут последними. Но наблюдатели от Дамблдора на платформе, конечно, есть. И очень в духе Директора дать детям решить самим, как вести себя в данной ситуации, потому что несамостоятельный человек хуже невоспитанного.

Если бы, как предложил Гарри, мальчики вернулись в переулок и подождали у машины, - хорошо. Если бы додумались послать Хедвигу в Хогвартс - еще лучше. Да и само по себе решение лететь в Хогвартс на машине не так уж страшно. А вот неумение подумать, под какие неприятности они подставляют Артура, и тем более сохранить конспирацию (как в ФК), должно быть наказано.

Между прочим, в свободный полет они отправляются в основном потому, что так хочет Рон. Самый младший мальчик Уизли, находящийся в тени братьев всю свою жизнь, увидел возможность быть крутым, как близнецы. Поэтому и не думает ни о чем, а сразу предлагает самый заманчивый и, как ему кажется, славный выход - лететь на машине. Он поведет, как Фред. А Гарри будет сидеть рядом, как Джордж…

Что любопытно - захватывающее приключение постепенно оборачивается очень скучным времяпрепровождением. Нарушать правила ради их нарушения на самом деле далеко не так интересно, как кажется.

Взрослые еще впаяют, а пока недоволен фордик: он бастует, так что дети едва не разбились, и только десяток апперкотов от Дракучей Ивы пробуждает в нем энергию. Выкинув сначала хозяев, а потом их багаж, машинка улетает на волю в пампасы, сиречь в Запретный лес. Нельзя не пожелать ей большого семейного счастья с мотоциклом Сириуса, который так и не вернулся к хозяину, оставшись у Хагрида. А также семи маленьких мопедиков - в духе семьи Уизли…

Тем временем что происходит на платформе? По идее, гипотетические наблюдатели должны были отследить, кто именно заблокировал барьер. Но уж точно Молли с Артуром обнаруживают, что мальчики исчезли вместе с машиной, - а затем они наверняка извещают Дамблдора.

Одновременно информация о летающей машине попадает в газеты. Полный скандал. Артур подпадает под служебное расследование, и это серьезно осложнит положение Дамблдора в Политической Игре. Впрочем, мы об этом узнаем только зимой, на Рождество. А пока грядет воспитательный момент.

Шалость Директор спустил бы, а вот за нежелание работать головой он считает нужным наказать. Кроме того, вся школа будет в диком восторге от того, что мальчики прилетели на машине. Так что надо быстро и четко заниматься профилактикой звездной болезни у Гарри.

Есть абсолютно точное доказательство того, что Директор знает о вояже: Гарри и Рона у стен школы поджидает Снейп.

Что он именно поджидает, а не прогуливался там случайно, чтобы воздухом подышать, совершенно ясно: газета наготове, о Дракучей Иве он осведомлен - следовательно, видел прибытие во всех его подробностях. Распределение в зале идет своим чередом, Макгонагалл при Шляпе, Хагрид и Дамблдор за столом… в общем, никто как будто и не сомневается, что Гарри с Роном долетят благополучно. Надо думать, Снейпа отрядили не только плеваться ядом и шипеть, но и присмотреть за прибытием. Вполне вероятно, он был готов немножко поколдовать, однако, в общем не потребовалось. Напротив, профессор зельеделия неожиданно насладился дивным зрелищем - как получают друг от друга Гарри и Дракучая Ива. Ведь у него счеты к обоим.

Выход Снейпа красиво театрален, но одновременно и комичен - ведь Снейп, кипя от злости, вынужден слушать, что именно думают о нем Рон и Гарри (ну и многие другие ученики тоже, кстати). Между прочим, реакцию "Я это слушать не способна" (с. Собака на сене") он выдает, когда Рон с энтузиазмом рассказывает, что профессора зельеделия никто не любит… а любви-то Снейпу хочется… впрочем, ладно, не о нем сейчас речь.

Следует прочистка мозгов, которая начинается с программной фразы - "Итак, поезд недостаточно хорош для знаменитого Гарри Поттера и его верного оруженосца Уизли. Своим прибытием надо наделать как можно больше шуму, так?". Небольшой, но звездный момент - Снейп, ненавидящий Иву со школьных лет, выражает свои сожаления по поводу того, что кто-то хорошо ей впаял. Он потом не выдержит и еще раз вернется к этой сладостной теме, когда придет Директор ("Вот так бы весь день стоял и слушал", Вовочка о сгоревшей школе). Экзекуцию завершает суровая угроза: "Весьма прискорбно, что вы учитесь не на моем факультете и право принимать решение о вашем исключении принадлежит не мне. Мне придется пойти и пригласить тех, кому дарована эта счастливая привилегия". Яд каплет сквозь его кору… Между прочим, Снейп угрожает детям самым страшным наказанием, которое может быть и для него самого. Но об этом тоже как-нибудь потом. Снейп того стоит.

Конечно, профессор зельеделия отлично знает, что никто Гарри не исключит, что бы он ни натворил. Но, во-первых, немного помечтать не вредно, а во-вторых, его для того и прислали, чтобы он поработал плохим следователем. Ибо Дамблдор так обеспокоен и рассержен на мальчиков, что спускает на них свою цепную змеюку с командой "Фас!". Далее и Макгонагалл пытается играть роль плохой, но она так хорошо быть плохой не умеет. Что ж поделать, не всем это дано… Наконец, происходит впечатляющий выход начальства, которое, как и положено начальству, может позволить себе быть грустно-упрекающим, при этом частично сняв напряжение - чтобы его должным образом любили.

Классическая психологическая игра.

Отдельно отметим разочарование в глазах Дамблдора. Он действительно разочарован - Гарри сделал худшее, что мог. Он не просто решил понтануться и не включил мыслительный. Он НЕ ВЫУЧИЛ УРОК. Рон в конце прошлого семестра в больнице лежал, а вот Гарри на пару с Гермионой учили (путем снятия 50 баллов с носа), что при нарушении правил надо думать о последствиях, особенно если эти последствия могут навредить третьим лицам.
Ну что ж… есть и смягчающее обстоятельство: Гарри со стыдом, но стойко излагает коленям Директора все как было, но стойко молчит о том, что может повредить Артуру. Поздновато, конечно, но хоть какие-то зачатки соображения проявились. Так просто Директор это не спустит, но, как всегда, будет действовать не напрямую. А сейчас пойдемте, Северус, есть замечательный торт (забавно, что у Дамблдора в таких случаях всегда присутствует стремление подсластить пилюлю - "ешьте торт", "возьмите лимонную дольку" и так далее), а профессор Макгонагалл (Минерва, вы слышите?) тем временем решит, как она накажет учеников своего факультета, ибо это ее право и обязанность.

Макгонагалл сначала пытается продолжить сдирание шкуры, начатое Снейпом, но Гарри обезоруживает и ее - совершенно искренним беспокойством за свой факультет. "Профессор, мы взяли машину, когда семестр еще не начался, поэтому… Гриффиндор не должен терять из-за этого баллы, правда? Ведь не должен? - закончил он, обеспокоенно заглядывая ей в лицо". Кто бы тут устоял? Разве что Снейп. Но его увели к торту.

Кстати, о торте. Северусу пополам со сладким, надо полагать, будет выдан воспитательный момент, то есть объяснение, что атаковать Гарри в лоб есть не самое продуктивное занятие. Но вы, Северус, не расстраивайтесь. Вы хорошо поработали сегодня, и у вас еще будет случай себя показать.

Ибо Гарри еще плохо знает Дамблдора. Глобальная обработка с целью профилактики звездной болезни только начинается.

Один за всех. И все на одного

Сначала Гарри наказан стыдом - Уизли были к нему так добры, а он не меньше Рона виноват в неприятностях, предстоящих Артуру. Мальчик даже Вопиллер от миссис Уизли воспринимает едва ли не на свой счет. Кстати, Молли в ходе ора упоминает о письме, полученном от Дамблдора, - и что Артуру было до смерти стыдно. Гм. А за что? Вряд ли Директор выругал за сам факт существования машины. Затеять что-нибудь такое, прикольное и слегка хулиганское, вполне в его собственном духе… За то, что не сумели научить Рона правильно отреагировать? ("РАЗВЕ ТЕБЯ ТАК ВОСПИТЫВАЛИ?!.") Или за топорную работу, которая повлечет за собою крупные осложнения в Политической Игре? Скорее всего, и за то, и за другое.

Между тем Гарри продолжает сокрушаться, видя забинтованные руки профессора Спраут, которая пострадала от дракучей пациентки. Вообще Спраут куда больше страдает от того, что Локхарт ее учит, как надо работать, чем собственно от боевых ранений… но в принципе Гарри идет правильным путем. А чтобы помочь ему на этой нелегкой дороге, Директор, похоже, дает команде распоряжение пораскинуть мозгами и проявить инициативу.
Что команда тут же и делает, причем в полном соответствии с характером каждого.

Первым на Гарри спускают Локхарта. Он, самовлюбленный и ограниченный человек, вряд ли может самостоятельно дойти до того, что Гарри хочет ему подражать, и тем более из-за этого сколько-нибудь переживать. Локхарт вообще не способен думать ни о ком, кроме себя. Кто бросил фразу, Снейп или Директор? Кто-то из них. "Гилдерой, вам не кажется, что вы несколько перегнули палку, когда фотографировались с Гарри для "Пророка"? Посмотрите, он уже пытается идти по вашим стопам…".

Естественно, Локхарт, как обычно, приписывает возникновение этой мысли себе. "Прилететь в Хогвартс на машине! Разумеется, я сразу понял, почему ты так поступил. Это так ясно…". Да, ему неплохо внушили чувство вины по этому поводу. Локхарт, насколько он способен, извиняется, и, насколько он способен, пытается объяснить Гарри, что так негоже. И, конечно, отталкивает мальчика от себя - и заодно от жажды славы - прочно и надолго. Отличный импринт от противного.

Скорее всего, Снейп поработал и с любимым учеником. Дополнительное указание, чтобы наехать на Гарри, Драко вряд ли требуется, а вот фразу, которая направила бы творческую энергию мистера Малфоя в нужное русло, Снейп, по всей вероятности, обронил. Вот один из плюсов его имиджа - он может своими саркастическими замечаниями направить мысли и действия людей в желательном направлении, причем почти никто не поймет, как с ним поработали.

Вскоре свою лепту в воспитательный процесс внесет второй член команды - Хагрид.

Возобновляются квиддичные тренировки. У Гарри появляется преданнейший поклонник Колин, и Гарри ничего так не хочет, как чтобы этого поклонника не было. Собственная слава раз и навсегда приобретает для него привкус карикатуры и воспринимается как нечто крайне досадное.

В конце концов мальчик начинает себя чувствовать виноватым даже в том, что Гриффиндор в прошлом году проиграл матч. Право же, вот это ерунда… а впрочем, чем больше в Гарри ответственности за других и перед другими, тем лучше - учитывая его грядущую миссию по спасению мира.

Рон, строго говоря, тоже не отделался Вопиллером: весь этот год он будет расплачиваться за отсутствие мыслительного процесса неприятностями, которые доставляет ему сломанная палочка. В этот раз его рвет слизняками, и Гарри с Гермионой тащат друга к Хагриду. И нарываются на упрек. Ну да, могли бы и раньше зайти, по-дружески, а не из необходимости. С другой стороны, Хагрид сам виноват, что дети к нему относятся не слишком серьезно - меньше надо было дурачком прикидываться. Теперь они считают, что умнее его, откровенничать с ним не будут, просить совета - тем более.

Да, надо, надо Дамблдору нового и умного конфидента.

В ходе беседы Хагрид в своем неповторимом стиле вспоминает о необходимости проявить инициативу. "Гарри, - сказал Хагрид, так, будто вдруг вспомнил о чем-то, - а я на тебя в обиде! Говорят, ты автографы раздаешь, а про меня-то и забыл...". Само по себе не так чтобы очень сильно, но на общем фоне сойдет. Помимо воспитательного момента, лесник еще и проверяет реакцию Гарри. И вполне ею доволен: мальчик все понимает правильно.

Очень любопытно, кстати, что Хагрид совершенно не педагогично кроет Локхарта. По-видимому, Локхарта крыть можно? Ибо "Хагриду было совсем не свойственно критиковать преподавателей Хогвартса, поэтому Гарри посмотрел на него с огромным удивлением. Гермиона же в ответ на эту реплику произнесла более высоким, чем обычно, голосом:
- Мне кажется, ты несправедлив. Ведь сам профессор Дамблдор посчитал Локхарта лучшим претендентом на эту должность...
- Скажи лучше, единственным претендентом".

Фраза имеет отличный второй смысл - и правда, каждый год лично Дамблдор решает, кого именно он возьмет на должность профессора DADA. Отбор четко идет в соответствии с интересами БИ. Правда, Хагрид, сболтнув крупицу правды, начинает, как водится, сразу отыгрывать назад - дескать, нету ни единого претендента, кто ж захочет… И действительно. Кому вообще надо преподавать в каком-то захолустном Хогвартсе?

Последний гвоздь в крышку гроба забивает суровая Макгонагалл, выждавшая нужное количество времени, чтобы Гарри побольше пообщался с Локхартом и смог оценить бесценное общество последнего по достоинству.

"- А вы, Поттер, поможете профессору Локхарту отвечать на письма поклонников, - добавила профессор Макгонагалл.
- Какой кош... Профессор, а можно мне тоже в трофейную? - отчаянно взмолился Гарри.
- Разумеется, нет!".

Забавно, "Гарри, как, впрочем, и Рон, был уверен, что именно его наказание - самое непереносимое". О да. Директора со товарищи лучше не гневить - прилетит быстро, эффективно и по самому больному месту…

Все это прекрасно и очень педагогично. Но в тот же вечер Гарри слышит Василиска, ползущего по трубе, голодного и злого. Кажется, это первое появление монстра. И оно, помимо прочего, значит, что Реддл уже контролирует Джинни настолько, что открыл Тайную Комнату… а ведь на дворе всего-навсего конец сентября.
Джинни плохо выглядит, и Перси (при всех недостатках он очень любит сестру и о ней заботится) заставляет ее принимать средство мадам Помфри - так что у носительницы образа Реддла несколько часов из ушей идет дым.

Бедный Волдеморт. Что только эти Уизли с ним не делают… а ведь прогулка по унитазу в женском туалете ему еще только предстоит…

Хэллоуин

Вечером 30 октября все нормальные ученики идут на праздник в Большой зал, а Гарри, Рон и Гермиона - в подземелье к Нику, на его крутой юбилей, пятисотую годовщину смерти. Естественно, это отмечено наверху.
Надо полагать, Джинни в Большом Зале тоже отсутствует, потому что Реддл через девочку выпускает Василиска (надо так понимать, это разовый процесс, и каждый раз рептилия совершает единичный вояж). Заметил ли кто-нибудь из команды отсутствие Джинни в Зале? Сложно сказать. Скорее всего, нет.

На сей раз Василиск далеко не уполз. Гарри слышит его, когда тварюга по трубам ползет из подземелья вверх, в сторону туалета Миртл. Никто не видит, что вызывает его Джинни, потому что самой Миртл в момент вызова нет на месте: она внизу, на празднике у Ника, где Пивз ее знакомит с Гарри и Роном, а затем, добрый, доводит до слез и дум о вечном ("Прыщавая! Прыщавая!").

Гарри и Ко мчатся к месту происшествия, разминувшись с Василиском совсем чуть-чуть, и наталкиваются на Окаменевшую кошку.

Тут очень вовремя заявляется вся толпа учеников и преподавателей. Любопытна первая реакция Драко - торжествующий вопль, горящие глаза и вообще чрезвычайное оживление по типу: "Вау, наконец!". Добби, конечно, знает больше, но и при Драко, видимо, что-то обсуждалось. Хотя в детали интриги наследник Малфоев явно не посвящен. Конечно, возможно, что любимый декан сумел вытянуть из Драко больше, чем тот считает нужным сказать лже-Краббе и лже-Гойлу. Но Гарри, к сожалению для нас, читателей, из внутрислизеринских обсуждений исключен.

Дамблдор в кабинете Локхарта осматривает кошку и выясняет, что она Окаменела. Если это не Василиск, то черная магия высокого класса, ученикам Хогвартса недоступная, хотя в принципе возможно, что кто-то из детей бывших Пожирателей нечто такое умеет. Однако позже устами Гермионы Роулинг объясняет для тупых: "Дамблдор не смог расколдовать миссис Норрис, и это наводит на мысль, что тот - или, скорее, то - что на нее напало, не было... ммм... человеком". Да, какой уж там ученик Хогвартса, как бы он ни был хорош, способен произвести Окаменение так, чтобы его не снял Директор… Следовательно, версию об инсценировке нападения Василиска следует отставить. Что тогда?

Реакция команды Дамблдора весьма выразительна: пока Директор производит тщательнейший осмотр кошки, Макгонагалл стоит, "сузив глаза", а Снейп кривится так, "словно он с трудом сдерживал ухмылку". Для них происходящее явно что-то значит.

Подойдем к вопросу логически. Что можно вывести из обстоятельств хэллоуиновского кризиса? Он тесно связан: а) с участием человека - явно человеческая рука оставила на стене надпись; б) с канализацией - о чем говорит лужа воды вокруг Окаменевшей кошки. Канализация выводит нас на туалет, из которого натекла вода… и вот тут становится остро интересно, потому что это туалет Миртл.

Туалет для девочек на втором этаже - очередная (и не последняя) обманка Роулинг. Гермиона говорит: "Туалет весь прошлый, да и этот, год не работал, потому что у Миртл постоянные припадки, и она устраивает потопы". Однако запущен он настолько, что это уже не случайность, и дело не в Миртл. Ну неужели у домовых эльфов руки не доходили хоть зеркала протереть… нет, видимо, запущенность в данном случае есть сигнал: "Шли бы вы, ребята, в другое место, а здесь вам делать нечего".

Причем указание, скорее всего, дано с самого верха. Вряд ли Дамблдор может забыть о деталях кризиса пятидесятилетней давности. Пусть он не был тогда Директором, но находился в Хогвартсе, когда погибла ученица, а где она погибла - знали тогда все, это даже Арагог знает. До Миртл Василиск, как сообщает Гарри Дневник-Реддл, напал на нескольких учеников, - то есть и Окаменение как таковое Директору хорошо знакомо. Наконец, всегда неподалеку как живое напоминание Хагрид, которому тогдашние события сильно поломали жизнь…

Дамблдор должен как минимум догадываться, что в Том Самом Туалете находится вход в ТК. Есть там неработающий кран… и на нем такая змейка конкретная нарисована… Ну хорошо, пока оставим это. Что место нехорошее, Дамблдор не может не считать - и не может не добиваться, чтобы ученики держались отсюда подальше. Причем, как обычно, не прямыми методами, а косвенными, но от того не менее эффективными. Забитая дверь туалета, из-за которой надрывно воет Миртл, вызвала бы бурное любопытство всякого нормального хогвартсовского ученика, не говоря уже о близнецах Уизли. А так общую позицию опять же озвучивает Гермиона: "Я вообще туда никогда не хожу; это же невозможно, когда у тебя над ухом кто-то завывает...".

Итак, тот, кто напал на кошку, каким-то образом связан с канализацией в туалете, где пятьдесят лет назад погибла Миртл. Так что команда Дамблдора вполне имеет основания сужать глаза и думать нехорошее.

Все сходится на Тайной Комнате - особенно с учетом обещания самого худшего врагам Наследника Слизерина. Уж если весь Хогвартс кидается после инцидента читать легенду о ТК, то преподаватели, и Дамблдор особенно, должны были сообразить все прямо на месте происшествия.

Остается выяснить, при чем тут Гарри.

Комната открывается тем, кто знает парселтонг. Знает Волдеморт - но он в Албании. Гарри не мог открыть комнату: он был на смертенинах, а потом с Роном и Гермионой. Следовательно, это сделал кто-то другой. Но кто?

Снейп еще явно хотел бы знать, почему именно Гарри оказался на месте происшествия первым. По праву плохого следователя он начинает потрошение. Правда, даже Снейп признает, что "Поттер и его друзья, по всей видимости, оказались не в том месте не в то время". Далее он задает совершенно правильный вопрос - "Однако, надо признать, что это происшествие вызывает массу подозрений. Каким образом Поттер оказался в коридоре верхнего этажа?"

Плохой следователь на то и плохой, чтобы угрожать - в данном случае лишением права играть в квиддич. Однако тут уже возмущается Макгонагалл. Возможно, не только из чувства справедливости, а еще и потому, что между деканами вечное соперничество, в том числе и за кубок по квиддичу. В УА она проговорится, как ей неприятно напоминание Снейпа о том, что кубок опять у Слизерина, и который год. Так что - "Помилуйте, Северус. Не вижу никаких оснований лишать мальчика возможности играть в квиддич. Кошку ведь не метлой по голове стукнули".

Дамблдор тем временем, не обращая внимания на внутрикомандные противоречия (с этим детским садом он разберется позднее), внимательно изучает Гарри. Прямые вопросы, как обычно, задавать бесполезно. Мальчик будет молчать. Ну что же… презумпция невиновности, Северус. Что в переводе значит - мы пойдем другим путем. А пока закроем дискуссию. Поскольку дети учатся не тому, что говорят взрослые, а тому, что они делают, подавать плохой пример в определенных вещах недопустимо… как, например, выбивать признание путем угрозы исключения из школы или запрета играть в квиддич.

Снейп отводит душу на не вовремя (или очень вовремя - как посмотреть) вклинившемся Гилдерое, и подростков только что не выгоняют из кабинета - а) чтобы они не слушали перепалку преподавателей (со Снейпа станется отделать Локхарта при учениках) и б) чтобы команда Дамблдора получила возможность срочно обсудить ситуацию наедине.

До чего они договорились, довольно скоро станет ясно.

© anna_y и cathereine
Взято отсюда

 
irishДата: Понедельник, 11.05.2009, 22:04 | Сообщение # 3
Безумный шляпник
Группа: Модераторы
Сообщений: 5438
Репутация: 69
Статус: Offline
Часть 3.

Следствие ведут Гарри и Ко

После Хэллоуина Джинни сама не своя (ярко выраженный синдром "местами помню… местами не помню…"). Жалуется она только другу-Дневнику - то есть пока его не подозревает. Ах, как долго и подробно Роулинг описывает ее переживания: губы дрожат, бледная, вообще все приняла как-то слишком уж близко к сердцу, - и как наставляет тут же "обманок": попросту любит девочка кошек, боится, что Филча в камень превратят (а что ей Гекуба?.. то есть Филч), да и на Гермиону "история с кошкой тоже подействовала" - вроде как общедевичья истерика.

На самом деле такие как бы несущественные описания в ГП, как положено в детективе и рядящемся под него постмодернизме, всегда крайне существенны. Роулинг - наследница всей английской литературы. Не только Диккенса, Остин или Толкиена, но и Агаты Кристи тоже.

Кстати о наследниках: по школе расползаются слухи, что Гарри в родстве со Слизерином. Однако на сей раз обструкция не носит тотальный характер. Близнецы, например, с их здоровым черным юмором получают от ситуации массу удовольствия.

Тем временем решительная Гермиона добивается от профессора Биннза рассказа о любопытных подробностях насчет ТК, которым следует верить, ибо Биннз, даром что призрак, до тошноты скучен и точен и вообще признает только факты. С другой стороны, Биннз, рассказав о ТК, как мы полагаем, сущую правду, далее делает поворот оверштаг и начинает все более жестко утверждать, что комнаты не существует. Право же, как это… по-исторически.

Впрочем, авторы полагают, что Биннз тоже та еще твинпиксовская сова. Этому ружью еще предстоит выстрелить. А пока отметим, что у Биннза не то своеобразное чувство юмора, не то до странности точный вид рассеянности - он называет каждого из учеников, казалось бы, им не замечаемых, фамилией не настоящей, но очень похожей и сходной по происхождению. И вообще, он компетентный преподаватель, который умеет хорошо говорить и держать внимание класса. Но отчего-то страшно раздражается, когда это происходит…

Итак, истинный наследник Слизерина "один будет способен снять печать с Тайной Комнаты". Надо полагать, Гарри, раз уж он смог открыть вход в Том Самом Туалете, несет в себе часть свойств наследника Слизерина. Как любит говорить Дамблдор, "наиболее вероятное объяснение", что это случилось после контакта в годовалом возрасте с Волдемортом.

Но это сейчас не главное. Важно, что если об этой легенде знает Биннз, то знает и Дамблдор. Если директор действительно считает нападение на кошку результатом действий Василиска, выползшего из канализации, то он должен а) предпринимать какие-то действия по защите детей; б) искать, кто в Хогвартсе способен работать истинным наследником Слизерина.

Что он и делает. А как - станет ясно, если присмотреться к последующим событиям.

Начнем с мер демонстративных: Филч дежурит возле Того Самого Туалета. Его стул стоит прямо под не поддающейся никаким чистящим средствам надписью (признак подозрительно высокого профессионализма злоумышленника: Реддл был одним из лучших учеников Хогвартса). Но ведь Филч сквиб. Подставлять его под встречу с Василиском как минимум неразумно. Кто-то дежурит в самом туалете?

Сама собой напрашивается кандидатура Миртл. Конечно, она балбеска, но раз уж она обитает в тамошнем унитазе…

Как бы то ни было, Гарри и Ко дают в очередной раз самим вести расследование. Они засекают пауков, удаляющихся из замка подальше от Василиска. Много позже Хагрид напрямую отправит юных следователей за пауками - лишнее доказательство, что команде Дамблдора уже все известно. Но команда Гарри и тогда поймет не сразу, а уж сейчас и подавно ничего не понимает.

Гермиона пытается составить логическую цепочку: в комнате Слизерин заключил нечто, способное помочь выгнать из Хогвартса всех полукровок - кто-то открыл комнату, потому что хочет выгнать полукровок - Драко обозвал Гермиону магродьем - наследником Слизерина может быть Драко. Хорошая цепочка, хотя и несколько наивная. В реальной жизни все сложнее. Настоящий Том Реддл сам полукровка и использует Комнату и Василиска уж скорее для получения власти, чем для очищения школы от нечистой крови.

Поскольку Гермиона на уроках слушает внимательно, она предлагает применение Оборотного Зелья. Для этого, правда, надо нарушить массу школьных правил, но когда Гермиона загорается какой-нибудь идеей (защита полукровок, права домовых эльфов - подчеркнуть нужное), она кентавра на скаку остановит и Снейпу мантию подожжет. Уж не говоря о каком-то ограблении шкафа.

Правда, она, как год назад, даже не подумает, что ее могут отследить. Между тем если Гарри и Ко обосновываются в Том Самом Туалете и начинают там потихоньку варить Оборотное Зелье, то Дамблдору это известно. Потому что он за туалетом следит.

А если не следит, то он выжил из ума. Либо Роулинг плохой писатель.

Некоторые аспекты квиддича в свете БИ

В середине ноября - первый матч по квиддичу, Гриффиндор играет со Слизерином. И поскольку за Слизерин не только Малфой-младший, но и Малфой-старший, вполне возможно, что результат матча, прямо как на византийском ипподроме, приобретает политический оттенок. Против Гарри (и Дамблдора) выходит Люциус.

Малфой-старший, надо признать, не пожалел усилий. Бесспорно, что он покупает наследнику право играть в команде Слизерина. В памятной стычке, когда слизеринцы хвастаются метлами, никому, кроме умницы Гермионы, не приходит в голову совершенно правильный взгляд на вещи: по-настоящему стыдно не быть бедным, а пытаться купить победу (какая английская мысль - о правоте честной игры…). Там, где Рон будет страшно стыдиться собственных родителей (заслуживающих между тем всяческого уважения, ибо тащат семерых детей, забыв о себе и сохраняя при этом в неприкосновенности моральные устои), Гермиона врежет так, что Драко иначе как эквивалентом колдовского мата и отреагировать не сможет.

Но возможно, что Люциус не ограничился покупкой метел. Нам хорошо известно, что Добби заколдовал бладжер, и мы знаем, что он сделал это из благих побуждений - тех самых, которыми вымощена одна интересная дорожка. Но была ли это очередная гарриубийственная инициатива Добби? Или приказ Малфоя-старшего?

Мы не нашли ничего, что бы противоречило данному предположению. Для себя Добби может сколько угодно объяснять свои действия интересами Гарри. Но для Люциуса, никогда не брезгующего грязной игрой, по крайней мере очень выгодно вывести из строя Ловца гриффиндорцев - при том, что отпрыску он купил именно место слизеринского Ловца. А вот и косвенное доказательство: Добби довольно подробно перечисляет разнообразные наказания, которым подверг себя за действия по защите Гарри. Но он ни слова не говорит о наказании, которое ему вроде бы автоматически следует над собой произвести за околдовывание бладжеров - ведь делал-то с благой целью удаления Гарри из школы…

Отрадно, что Драко получил хороший жизненный урок: даже крупные деньги (как-никак, семь хороших метел) и крупная подлость (а что еще есть затея с бладжерами?) иногда не в состоянии дать тебе то, что ты очень, очень хочешь. Ему влетает от Флинта ("Маркус Флинт орал на Малфоя. Что-то насчет того, как некоторые не могут заметить снитч, даже когда он у них на голове. Сказать по правде, вид у Малфоя был не слишком-то радостный"), а далее, надо думать, еще и от собственного отца.

Впрочем, вернемся к БИ. И зададимся естественным вопросом: а мог ли Дамблдор, которому не может не быть известно о визите Добби на Privet-Drive, пропустить визит именно этого домового эльфа на свою территорию?
Следует думать, что за Добби в школе как минимум присматривали. Разговор с Гарри в больнице не может пройти незамеченным. ТК открыта в результате каких-то действий Люциуса, и работать надо в этом направлении.

Впрочем, мы почти уверены, что Директор ничего нового из разговора Гарри с малфоевским домовиком не узнал. Но об этом чуть позже. Потому что пока визит Добби к больному прерывают Директор Хогвартса и декан Гриффиндора.

Некоторые аспекты языкознания в свете БИ

Эпизод крайне интересен по двум причинам: серьезной и хулиганской.

Начнем со второй. Давно подмечено, что строгая Макгонагалл и чудаковатый Директор Хогвартса относятся друг к другу очень, очень тепло. Кажется, кроме Минервы, никто в Хогвартсе не называет Директора просто по имени. Уж не говоря об интермедиях типа:
"…летом я слышал отличный анекдот! Значит, так: тролль, колдунья и лепрекон пришли в бар...
Профессор МакГонагалл громко закашляла. [В переводе - Альбус, немедленно заткнись, ты смущаешь детей своими выходками!]
- Э-э-э... сейчас, возможно, не время... м-да... - стушевался Дамблдор. - О чём бишь я?"

Короче, они - пара, и это заметно.

Но встретить их в ночных рубашках… а уж тем более когда далее Минерва, взвинченная происходящим, откровенно признается мадам Помфри, что Альбус надумал спуститься вниз за горячим шоколадом, который, как известно, есть один из распространенных афродизиаков…

Круче этого, пожалуй, только озлобленная собственной недоцелованностью Амбридж, которую в ОФ вполне постмодернистски уволокут с собой кентавры.

А Роулинг - хулиганка.

Несколько отведя душу, перейдем к причине серьезной.

Как-то не согласуется все это.

"- Еще одно нападение, - ответил Дамблдор. - Минерва нашла его на лестнице.
- Рядом с ним лежала гроздь винограда, - сказала профессор Макгонагалл. - Мы думаем, он хотел тайком навестить Поттера".

То есть нашла Колина Макгонагалл по дороге к больнице. Но при чем здесь тогда Альбус, который спустился вниз за горячим шоколадом? Более того, ночная прогулка Дамблдора имеет очень важное значение.

"- Обратился в камень? - прошептала мадам Помфри.
- Да, - подтвердила профессор Макгонагалл. - Но мне страшно подумать... если бы Альбус не спустился вниз за горячим шоколадом... кто знает, что бы могло случиться..."

И вот тут авторы не могут не выдвинуть предположение, прямых доказательств которого не имеют - но в картину происходящего оно укладывается очень хорошо.

Перед каждым нападением, когда Василиск ползет по трубам, его слышно. Надо думать, его вообще слышно, так сказать, физически. А Гарри, владеющий парселтонгом, просто понимает смысл этих странных звуков.

Нет причин думать, что перед нападением на Колина Василиск ведет себя как-то иначе. Всегда ползет, жалуясь себе самому на жизнь свою тяжелую, голодную, - и в этот раз делает то же самое.

Вот это, по всей видимости, и услышал Альбус, пойдя ВНИЗ за горячим шоколадом.

Да, предположение спорное. С другой стороны, во-первых, тогда становится ясным, почему Макгонагалл в ночной рубашке нашла Колина - да потому, что Дамблдор поднял команду по тревоге, сдернув с постелей. А во-вторых, есть эпизод в зоопарке в ФК, который был бы непонятен, не знай мы, что Арабелла Фигг не имеет права сломать ногу просто так.

Бразильский боа-констриктор вызывает Гарри на разговор. Но ведь кто-то должен был с ним об этом уговориться…

И, в конце концов, почему бы Дамблдору, который за свою долгую жизнь и при своих исключительных данных научился едва ли не всему, что возможно для колдуна, не знать парселтонга? Что он из соображений нравственности установил жесткие самоограничения, Роулинг уже нам дважды намекнула: об этом говорят Минерва в вводной главе ФК ("Вы мне льстите, у Волдеморта есть такие возможности, которых у меня никогда не будет". - "Только потому, что вы слишком - ммм - благородны, чтобы ими воспользоваться") и Добби в своих предупреждениях ("Но, сэр… - голос Добби упал до настойчивого шепота, - есть силы, которыми Дамблдор не может… силы, которыми ни один приличный колдун…").

Добби - это еще ладно, он вполне может иметь в виду что-нибудь другое. Но Минерва, хорошо знающая Альбуса, знает, о чем говорит. Дамблдор мог бы делать все, что делает Волдеморт, но никогда не станет.

Охранял ли этой ночью кто-то вход в ТК? Если охрана действительно возложена на Миртл, понятно, почему случилось то, что случилось: меланхольная девица увлеклась сладостным самоистязанием и прокололась. Колина выручил фотоаппарат. Директор не повторит ошибки - надо думать, куда более ответственный, чем Миртл, Почти Безголовый Ник спас Джастину жизнь не случайно. Установить дежурство привидений в коридорах логично, эффективно и безопасно, потому что привидения и так мертвы, а, стало быть, вторично умереть не могут.
Напоследок Минерва и Альбус обмениваются репликами, которые для Гарри явно не предназначались. Ибо из них понятно, какова степень информированности Директора на самом деле.

ТК вновь открыта, подтверждает Дамблдор. В самом деле открыта (то есть это как минимум обсуждалось). Не сказать, чтобы Макгонагалл так уж удивлена. Зато она выпадает в осадок, услышав мнение Директора.

"- Но, Альбус... помилуйте... кто же это?
- Вопрос не в том, кто, - задумчиво пробормотал Дамблдор, - вопрос в том, как…
Насколько Гарри мог видеть по выражению лица профессора МакГонагалл, во всей этой истории она понимала ничуть не больше его самого".

Ну, это мальчик, положим, сильно преувеличивает.

Впрочем, ход мыслей Директора вполне понятен. Гарри в больнице, выращивает всю ночь тридцать три кости. Так что вариант, как в случае с назначением преподавателя DADA, один из одного: Том Реддл, он же Волдеморт. Но если не через "прививку Волдеморта" у Гарри, то каким образом?

Так что можно считать доказанным: в это время Дамблдор про Джинни не знает. И это сильно утешает авторов. Им, авторам, было бы трудно продолжать любить великого, забавного и страшного Директора, буде он, Директор, мог бы хладнокровно подвергнуть одиннадцатилетнюю девочку подобному испытанию.

Некоторые аспекты дуэлей в свете БИ

В свое время Гарри со змеей в зоопарке друг друга неплохо поняли. Нет оснований считать, что парселтонгу можно разучиться - это, по всей видимости, сродни езде на велосипеде, и вообще, опыт не пропьешь. Однако раз уж Директор планирует в свете открывшихся обстоятельств изменение БИ и финальный поединок Гарри с Василиском, то надо бы Гарри каким-то образом подготовить… Северус, кажется, вы, будучи Пожирателем, баловались дуэлями?

Грядет Дуэльный Клуб.

Но будем придерживаться порядка событий. Отрастив 33 кости, Гарри выходит из больницы и прямиком направляется в Тот Самый Туалет, где на "компактном, портативном, водонепроницаемом костре", создание которых является коньком Гермионы, варится Оборотное Зелье. Напоминает о голубом огне, с которым так не повезло Снейпу в ФК. Мелочь, казалось бы, но на самом деле у Роулинг таких мелочей чрезвычайно много. И это не слишком согласуется с распространенным взглядом на ее мир как нечто, имеющее много проколов в построении. Напротив! Она очень скрупулезна.

Логически напрашивается вывод, что Дамблдор позволяет подросткам побаловаться с Оборотным Зельем - как в рамках расследования, так и в целях воспитания инициативы. Именно поэтому Снейп не поднимает бучу по поводу пропажи компонентов у него из шкафа. А мог бы. Урок сорван, у Драко вырастает нос-дыня (чем хуже огромных зубов Гермионы через некоторое время? Дети есть дети…), сама Гермиона потрошит шкаф Снейпа… а Северус тем временем совершенно четко знает, кто виновник. Более того, он смотрит прямо на Гарри - а тот пытается ответить ему чистым, невинным, озадаченным взглядом. Оба делают все, что, как мы знаем из ОФ, облегчает процесс заглядывания в мысли…

Завершающая фраза Снейпа - "Если я когда-нибудь узнаю, кто ее [петарду] бросил, я не успокоюсь, пока этого человека не исключат" - на самом деле довольно беспомощное заявление. Конечно, он знает. И угрожает Гарри исключением (как после прибытия на фордике - до боли знакомая кнопка). Однако на самом деле Снейп может шипеть (не более определенного уровня), придираться (не более определенного уровня), даже бить (в довольно ограниченных пределах и не ногами), но добиться исключения Гарри, что бы тот ни сделал, невозможно. Более того: Снейп знает - кто, после осмотра шкафа совершенно точно просекает - что и зачем… и он обязан проглотить эту историю, сделав вид, что он придурок. Потому что так надо в интересах БИ. И Северус глотает - надо полагать, с горчайшей обидой…

Ничего, дальше Директор позволит ему немножко оттянуться.

Сама идея Дуэльного Клуба явно возникла у людей, знающих, что Гарри в дуэлях ни в зуб ногой, а на первом курсе уже на одну, памятную, чуть не нарвался, - так что и он, и вместе с ним Рон в клуб обязательно запишутся.

Странно, что к Клубу не имеет никакого отношения чемпион по дуэлям Флитвик (ай да маленький кроткий Флитвик!.. Вот еще один, кто не так прост, как кажется…). Зато имеют Локхарт - и неизменный Снейп. Гм. Похоже, что Снейп использует Локхарта примерно как Филча в ФК: прикрытие и вывеска одновременно.

Если внимательно вчитаться в текст, сразу понятно, что Снейп не просто "немножечко знаком с дуэльным делом и согласился по-товарищески помочь кое-что продемонстрировать" (кстати, какова песня…). Снейп ведет, однозначно. Очень скоро он перехватывает у Локхарта даже видимость руководства, не говоря уж о подспудном постоянном владении ситуацией. И не без удовольствия прикладывает Гилдероя мордой об стол.

Вот, кстати, о прикладывании. Зачем Директор разрешает одному из преподавателей высококлассной школы выставлять себя на подобное позорище? Даже если Локхарт обратился к Дамблдору с идеей о Дуэльном Клубе сам, зачем разрешать-то? И почему другой преподаватель позволяет себе публично, при учениках, обращаться с коллегой подобным образом? Пусть в каждом коллективе обязательно есть паршивая овца, но демонстрировать таковую перед учениками как минимум непедагогично.

Разумный ответ один: так надо для БИ. Дурачка Локхарта весь этот год используют для демонстрации простого факта, до чего доводит слепая самовлюбленность. Ну и для более тонких манипуляций, конечно.

Снейп в схватке с Локхартом никому особенно ничего не демонстрирует (вроде как Локхарт заявляет, что договаривались именно об этом?..), а явно стремится раскатать героя-Гилдероя слоем возможно потоньше. Трудно отделаться от мысли, что Снейп не просто сводит счеты (будьте уверены, Локхарт к этому времени достал абсолютно всех), но еще и демонстрирует Гарри, какой он, Снейп, крутой. Не попытка ли это добиться понимания?

Увы, Гарри отлично все видит и даже оценивает по достоинству… и все это ни в малейшей степени не влияет на отношение мальчика к нелюбимому преподавателю. Младший Поттер в большой степени человек первого впечатления. А стало быть, склонен к предубеждениям.

Тем временем Локхарт, встав после перелета, с чудной детской непосредственностью, сквозь которую сквозит легкая обида, обращает ситуацию в свою пользу. Да, надо признать, самоуверенность Локхарта - явление почти клиническое. Но даже он вынужден подчиниться указаниям Снейпа. А тот открыто ставит Гарри против Драко и буквально навязывает именно эту пару для второй схватки - при этом мимоходом, но злобно пройдясь по Невиллу.

Заметим в скобках, что за свои нескончаемые нападки на Невилла он огребет через год в особо крупных размерах и с тех пор станет осторожнее… но об этом в следующей серии.

Тест готов: Снейп подсказывает Драко шепотом заклинание - СЕРПЕНЦОРЦИЯ, вызывающее появление перед Гарри огромной черной змеи.

"Не шевелись, Поттер, - лениво бросил Снейп, очевидно наслаждаясь испугом мальчика, оказавшегося с глазу на глаз с разъяренной змеей. - Сейчас я уберу ее...". Ясно, что Снейп тщательно отслеживает реакцию подростка. А уж эмоциональная окраска ситуации принадлежит самому Гарри, который (и не без оснований, надо признаться) всегда уверен, что профессор зельеделия ему первейший враг.

Но тут вмешивается Локхарт. Ох, дураки, конечно, могут оказаться полезными при должном с ними обращении. Но они имеют нехорошее обыкновение встревать не вовремя и многое портить. Раздраженная нежданным полетом и шмяканьем об пол змея кидается на Джастина Финч-Флетчли. Снейп просто не успевает ничего предпринять - специально подчеркивается, что Гарри действует очень быстро, на инстинкте ("Он не успел обдумать решение, пришедшее ему в голову. Он только почувствовал, как ноги, будто на роликах, понесли его вперед, и он самым глупым образом закричал на змею: "Оставь его в покое!".." ).

Каков итог? Гарри рептилий не боится и всегда готов перемолвиться с ними словечком. Ну и, помимо знания парселтонга, мальчик обладает совершенно четкой властью над змеями - "Он знал, что змея больше не будет ни на кого нападать, хотя и не смог бы объяснить, откуда ему это известно". Неплохо так, если учесть, что он вроде бы никакой не наследник Слизерина…

Окружающие реагируют сложно: в основном испугом, неприятием и даже злобой пополам с отвращением. Кроме Снейпа, который "тоже смотрел на Гарри со странным выражением: настороженным, угрюмо-проницательным, что-то про себя вычисляющим". О да. Тест дал неожиданный, но очень интересный результат: Гарри для змей что-то вроде хозяина… Сложно сказать, но все-таки: а если бы в подземелье Гарри вместо того, чтобы паниковать, решительно приказал Василиску на парселтонге: "Фу!", кого бы послушалась змея - его или Реддла? Но в любом случае, когда Дамблдор отправит Гарри в подземелье навстречу страшному монстру, мальчик будет далеко не столь беззащитен, как кажется с первого взгляда.

На этом Дуэльный Клуб решительно прекращает свое существование. Первое заседание оказывается последним. И с позиций БИ совершенно ясно почему - зачем продолжать, если цель достигнута?

Последствия Дуэльного Клуба - и не только

Тема сходства Гарри и Волдеморта/Реддла/наследника Слизерина и далее муссируется более чем настойчиво. Само собой, это пришло в голову не только Рону, и грядет очередное обострение обструкции. Как хорошо, что у мальчика уже есть опыт. Попутно мы узнаем, что в зоопарке Гарри вовсе и не собирался выпускать змею - само как-то вышло ("…этот самый боа-констриктор рассказал мне, что никогда не был в Бразилии, и я его как бы освободил, только я не хотел"). Мелочь, но в подтверждение того, что в зоопарке уже имела место БИ, и кто-то убрал стекло специально, чтобы Гарри со змеей могли друг друга услышать.

Находясь в разобранном состоянии, подросток бежит по коридору и натыкается на Хагрида. Лесник идет к Дамблдору по поводу очередного задушенного петуха (все признаки Василиска, как по Гермиониной книге) и, увидев Гарри, прямо спрашивает, в чем дело ("Ты точно в порядке? Видок у тебя - потный какой-то, злой").
Гарри только отмахивается. Да, нужен, срочно нужен новый конфидент.

Сразу после этого по дороге в гриффиндорскую башню Гарри натыкается на Окаменевшего Джастина и почерневшего, потерявшего сознание Почти-Безголового-Ника, принявшего основной удар на себя. Защитные мероприятия Дамблдора себя оправдали.

Гарри попадает в кабинет Директора (в первый, но не в последний раз). Отметим, кстати, что теперь он знает принцип, по которому подбирается пароль входа: название сладостей. В будущем пригодится.

Подросток напуган, но ведет себя так, как он вообще себя ведет, когда остается один: быстренько убеждает себя, что ничего страшного не случится, и засовывает свой любопытный нос, куда ему хочется. Кабинет Филча и письмо на столе. Кабинет Дамблдора и Шляпа. А впереди кабинет Снейпа и Думоотвод… но это так, пока заметка на будущее.

Шляпа настаивает на Слизерине, Гарри, которого этот ответ совершенно не устраивает, решительно возражает ("Вы не правы") и торопливо снимает Шляпу. Донести до него правду достаточно сложно. Он долгое время будет от нее отворачиваться, когда она, правда, уже громко и настойчиво стучится в дверь…

Тем временем появляется Директор.

На данный момент совершенно ясно, какое решение он принял. БИ-2 будет продолжена, но модифицирована с учетом новых обстоятельств. И все бы хорошо. Но пока Директор позволяет Гарри вести расследование и проявлять инициативу, готовя мальчика к финальной схватке, Малфой продолжает свои подкапывания. И вот уже Драко откровенно заявляет: "Дамблдора уволят, если это скоро не прекратится".

Между тем Директор не всеми аспектами БИ делится с командой. Например, возможно, что Снейп был не в курсе лингвистических познаний Поттера-младшего. И Хагрид мало что знает. А иначе бы не ворвался в кабинет в попытке защитить Гарри от обвинений, считая, что Дамблдор подозревает мальчика…

Знакомство с Фоуксом приводит к краткой лекции Дамблдора об особенностях фениксов: "Они способны носить тяжелые грузы, их слезы обладают целебной силой, а еще - они очень преданные домашние животные". Первое и второе подтвердится достаточно скоро. А вот почему Дамблдор выделяет курсивом слова о преданности? Это что значит? Так просто он курсивом не выражается.

На самом деле Гарри вызван в кабинет Дамблдора для одного-единственного вопроса - "Я должен спросить тебя, Гарри, есть ли что-то такое, о чем ты бы хотел рассказать мне. Неважно, что именно. Всё что угодно". При этом Директорский "светло-голубой взор пронзал Гарри насквозь". Следует ли считать, что только Снейп в Хогвартсе умеет заглядывать в человеческие мысли? ОФ свидетельствует об обратном.

Так что Гарри чрезвычайно кстати прокручивает в голове все, что мог бы сказать (вопли Малфоя, Оборотное Зелье, кровожадные шипения Василиска…) и - не говорит. Но Дамблдору не требуются факты - он их уже знает. Как явствует из контекста, он хочет доверия.

Возможно, в этот момент он предлагает Гарри на роль конфидента самого себя. Но пропасть между ними слишком велика. С теми, кто настолько выше, не откровенничают.

Ах, как же нужен новый конфидент. И побыстрее. Но это - потом. Пока же отметим, что в финальной схватке возникнет любопытный нюанс: Фоукс появится только тогда, когда мальчик продемонстрирует преданность и верность Дамблдору.

Вот так, и не меньше.

Некоторые аспекты веселого рождественского праздника в свете БИ

Интересно, почему Драко остается в Хогвартсе на Рождество? В прошлом году он громко и многозначительно намекал, что уж ему-то есть куда на каникулы отправиться. Из-за трений с отцом? Из-за желания быть поближе к объекту страсти нежной? Недаром ему свитер Гарри на рождественском ужине жить не дает. И когда Малфой-младший усвоит, что любое ядовитое замечание в адрес Гарри на самом деле выдает его не разделенную, но упорно не проходящую любовь?

Не менее интересно, увидит ли Гарри когда-нибудь, что для Драко, как для многих душ непросвещенных, ненависть есть форма проявления любви.

Бедный, бедный богатенький Драко. Гарри не любит, папа наказал (что-то вроде "Я зря выбросил столько денег на твой квиддич - теперь проведешь в школе зимние каникулы и подумаешь, что именно позорит имя колдуна"). Драко среди тех немногих, кого домой не забирают. Может быть, Люциус уверен в безопасности сына, ибо Малфои чистокровные из чистокровных. А еще вполне может быть, что он хочет иметь в Хогвартсе кого-то, кто регулярно сообщал бы ему последние вести с полей.

Вестей, однако, пока нет, и на полях спокойно. Джинни с Дневником остается в школе - потому что родители уезжают к Биллу в Египет (потом Уизли поедут туда же всей семьей летом, и это откроет головокружительные перспективы УА… впрочем, не будем забегать вперед). Возможно, девочка уже пытается бороться с властью Реддла. Во всяком случае, с Рождеством Василиск в Хогвартсе никого не поздравил.

Наступает праздник. А с ним и час Х. Гермиона вкладывает столько энергии в план с Оборотным Зельем, что он почти полностью осуществляется (если не считать обрастания кошачьей шерстью главной заговорщицы). Команде Директора постадийное выполнение плана, несомненно, доставило массу удовольствия.

Впрочем, результаты не совсем те, которых ждала команда Гарри. Главную информацию оценить по достоинству подростки вообще не способны. Но читателям следует внимательно отнестись к вырезке, которую Малфой показывает Гарри и Рону в обличье Краббе и Гойла. Ибо теперь ясно, какие последствия истории с летающей машиной предвидел Дамблдор. Артур не просто влип в неприятности. Штраф в пятьдесят галеонов для семьи Уизли очень, очень некстати, но, в конце концов, это не смертельно. Да и с работы Артура не уволили, невзирая на старания Люциуса.

Однако Политическая Игра приобретает нежелательный оборот.

Фадж явно играет роль каната, который напряженно тянут каждый в свою сторону Дамблдор и Малфой. Некоторое время назад у Малфоев был обыск - к счастью для них, мало что нашли (интересно, сообщил ли Рон отцу, что у Малфоев под гостиной находится секретная комната? Вроде собирался). Это большое достижение Дамблдора. Однако из-за Артура забуксовали Акт о защите маглов и законодательные акты против бывших соратников Волдеморта: а вот это уже отыгрыш Люциуса…

Картина неприглядная: по школе ползает Василиск, дело дошло до человеческих потерь (только представить себе, как взвились - и совершенно по делу - родители Колина Криви и Джастина Финч-Флетчли), наступление на бывших Пожирателей провалено по недосмотру Артура Уизли, и Малфой все ближе и ближе подбирается к заветной мечте - сбросить Дамблдора с поста хогвартсовского Директора. Если летом перевес был явно в пользу Дамблдора, то теперь Директор висит на волоске.

При этом он совершенно сознательно не прекращает БИ, фактически терпит Василиска ради воспитания Гарри, и вообще рискует - ладно бы собственным креслом, еще и учащимися. Будем надеяться, БИ того стоит. Собственно, если идти от обратного, именно вникнув в создавшуюся ситуацию, можно по-настоящему оценить важность БИ…

Напоследок озадачимся вопросом о том, какие последствия имело применение Оборотного Зелья, повлекшее за собой сверхурочную работу для мадам Помфри в самое Рождество.

Ответ ошеломляющий - никаких. Поводов для скандала между тем сколько угодно. У Снейпа распотрошили шкаф, в Том Самом Туалете команда варила зелье несколько недель (неужели хотя бы Миртл ни разу не сунула туда нос?), мадам Пинс видела, на какую именно книгу Локхарт подписал Гермионе разрешение. Краббе и Гойл на глазах Малфоя начали изменять внешность, а затем вывалились без ботинок из шкафа вестибюля, не помня, что с ними целый час было. Наконец, Гермиона на несколько недель обросла черной шерстью, причем пол-Хогвартса шлялось вокруг больницы, пытаясь вызнать, в чем дело… и - ничего. Никто из преподавателей ничего не предпринимает. Никто ничего не знает. И даже Малфоя, похоже, сумел заткнуть / успокоить любимый декан…
Если это не следствие БИ и мощного влияния Директора на подведомственное учреждение, то пусть кто-нибудь объяснит, что это все значит.

Проблемы Дневника и проблемы с Дневником

Проходит несколько недель с Рождества, начинается семестр - надо понимать, это конец января / начало февраля. И тут с Темным Лордом, уже получившим снежками по физиономии в первой книге, случается второе и еще менее приличное приключение: его выбрасывают в унитаз. Ну хорошо, не его лично, а его отпечаток на страницах дневника, но все равно - не слабое снижение демонического образа мирового зла.

Гарри и Рон узнают о происшествии по воплям Филча, который, "как всегда, дежурил на своем добровольном посту… в том месте, где была атакована миссис Норрис".

Всех тонкостей взаимоотношений Джинни и Тома мы не знаем и, скорее всего, никогда не узнаем. Но даже Реддл вынужден признать, что Джинни перестала ему доверять и попыталась избавиться от Дневника (нет, не только Дамблдор сумел не поддаться якобы неотразимому обаянию Реддла). А вот почему Джинни выкинула Дневник именно в туалет Миртл? Потому что Том ее туда тянул, и там разыгралось нечто вроде решающей схватки? Или потому, что Тот Самый Туалет почти не посещается - чтобы больше никто эту нехорошую книжечку не нашел?
Впрочем, не суть. Гораздо важнее, что ситуация есть очень толстый намек Роулинг для недогадливых: Филч дежурит ТАМ ЖЕ, где Окаменела кошка, и после затопления туалета Миртл из-за дневника из-под дверей НА ТО ЖЕ САМОЕ МЕСТО натекает ТАКАЯ ЖЕ БОЛЬШАЯ ЛУЖА. Ну как, все всё поняли?

Не похоже, чтобы Филч был посвящен в БИ - его заботит главным образом, кому вытирать лужу (сама по себе чистота - это прекрасно, но в данном случае, вероятно, все же это вопрос второго ряда). Не поддадимся соблазну увидеть БИ в том, что Филч заставлял Рона раз пятьдесят чистить именно кубок с именем Реддла. В конце концов, никто не заставлял Рона извергать слизняков конкретно на эту посудину. Конечно, в принципе Гарри надо знать, кто такой Волдеморт, и когда-нибудь ему бы это имечко подкинули. Но вряд ли сейчас.

Что до Миртл, то с ней сложнее, чем с Филчем. Если привидения не способны умнеть и взрослеть со временем, то от нее успешного участия в БИ ждать не следует. На момент смерти ее волновали лишь она сама и ее собственные дражайшие комплексы. Может, конечно, что-то и изменилось… но вряд ли. Если же Миртл притворяется, то способна дать фору по придуриванию самому Хагриду, не говоря уж о Директоре. Вот сидела она себе в изгибе, размышляя о смерти, вдруг - на тебе! - через нее пролетает ежедневник… Правда, в любом случае она теперь в курсе, что дневник принадлежал Т. М. Реддлу - об этом громко сообщает Гарри Рон, и Миртл это слышит. Надо думать, она могла сообщить Дамблдору… в том случае, естественно, если вообще обратила на этот разговор внимание.

В любом случае, Джинни, бесспорно, удается на время избавиться от влияния Тома, а сам Реддл, выступающий в роли паразита, должен искать себе нового хозяина-носителя.

Гарри, несмотря на длинное и разумное предупреждение, а также даже определенное физическое противодействие Рона, таки ж берет книжечку, листает и даже прячет в карман (только что из унитаза?.. Правда, соображения гигиены вроде у Гарри на первом месте никогда не стояли). Конечно, он сопоставил даты. Но нельзя исключить, что этого в какой-то мере хочет сам наделенный магической силой предмет ("Возьми меня!").
Впрочем, с подчинением Гарри у Дневника-Реддла некоторые проблемы. Это странно, и об этом обязательно нужно поговорить подробно.

© anna_y и cathereine
Взято отсюда

 
irishДата: Понедельник, 11.05.2009, 22:07 | Сообщение # 4
Безумный шляпник
Группа: Модераторы
Сообщений: 5438
Репутация: 69
Статус: Offline
Часть 4.

Все любят Гарри, или Валентинов день.

14 февраля Джинни видит дневник у Гарри при весьма драматических обстоятельствах. Бедная девочка пришла посмотреть, как Гарри будет радоваться ее открытке (обычная обманка Роулинг - "Вспотев с головы до ног и побагровев от ужаса перед перспективой получить валентинку на глазах у целой толпы первоклашек, среди которых ПО СЛУЧАЙНОСТИ оказалась и Джинни Уизли, Гарри попытался удрать"). Да, действительно, чисто случайно… то-то Малфой сразу все просек…

Джинни на самом деле в ужасном положении. Детская трагедия первой любви, осмеянной всеми, включая предмет увлечения - толпа рыдает от смеха, а сам Гарри, "призвав на помощь всё своё мужество, смеялся вместе с остальными". Что ему самому, мягко говоря, несладко, Джинни, естественно, не понимает. Да, открытка дурацкая и беспомощная, но доброты к девочке никто не проявил. К тому же чертик выскакивает из табакерки: в руках Драко оказывается Тот Самый Дневник - и Джинни "с ужасом переводила взгляд с блокнота на Гарри" (вторая подсказка, после упоминания о том, что Джинни страшно переживала из-за кошек).

Малфой выдает тайну Джинни - и за такие вещи заслуживает мучиться от неразделенной любви (между прочим, к тому же самому Гарри… а может, он ревнует?.. завидует, что сам валентинку не написал…) до самого конца обучения в Хогвартсе. Что пока и происходит. А для Джинни, само собою, жизнь кончена навсегда, и ни единого понимающего человека рядом. Так что она вспоминает о чутком Томе. Тем более что теперь отлично знает, где находится выброшенный ею дневник. Через некоторое время, когда Реддл захочет вернуться к ней, Джинни окажется не в состоянии ему сопротивляться.

Да, мы считаем, что возвращения к Джинни захотел сам Реддл. В разговоре с Гарри он припишет Джинни достаточно низкие побуждения - она, дескать, попросту боялась разоблачения. Но тогда почему Джинни крадет Дневник далеко не сразу? Если ее основным мотивом был страх разоблачения, то она немедленно побежала бы копаться в вещах Гарри. Гриффиндорская башня у них общая, и доступ в спальню мальчиков, в отличие от девичьих спален, традиционно ничем не защищен. Но Джинни почему-то довольно долго этого не делает.
Скорее похоже, что причина в абсолютном одиночестве девочки, которой не с кем поделиться муками неразделенного чувства. Ну не с братиками же… даже Перси на роль конфидента не слишком подходит. Так что в какой-то момент Джинни, видимо, уже готова и с Томом снова подружиться.

Паразит-Реддл, со своей стороны, какое-то время не хочет возвращаться к первой хозяйке-носительнице, потому что нашел объект поинтереснее. Ему хочется поработать с Гарри.

Вечером 14 февраля Гарри случайно обнаруживает, как общаться с Дневником. Ну наконец-то! Реддл показывает Гарри события, случившиеся 13 июня пятьдесят лет назад. В принципе он играет с Гарри в ту же игру, что и с Джинни: завоевание доверия с последующим подчинением. Сразу обеспечено сочувствие одного полукровки-сироты другому полукровке-сироте, ненавязчиво проведена параллель между невыносимостью сиротского приюта для Реддла и нелегким существованием у Дурслей для Гарри. Мы с тобой одной крови, ты и я, видишь? Давай дружить…

Сам повод, используя который, Реддл затаскивает Гарри в свои воспоминания, подобран тщательно и, возможно, заранее: ужасные, любопытные и захватывающие события, в которые Гарри давно сунул свой нос и совершенно не способен устоять перед возможностью что-то выяснить.

Однако любопытно: почему Том так легко околдовал Джинни, а с Гарри у него ничего не вышло? По логике должно быть наоборот. Реально к моменту попадания Дневника в руки Гарри призрак-Реддл набрал от Джинни уже довольно много сил, и потому Гарри сломить должен быстрее и проще.

К тому же мальчика давно и упорно тянет к Дневнику. "Даже самому себе Гарри не мог объяснить, почему он не выбросил ежедневник Реддла. Наоборот, несмотря на то, что он знал, что в нем нет никаких записей, он всё равно то и дело рассеянно брал блокнотик в руки и перелистывал страницы, так, как будто в нём содержалась история, которую он хотел дочитать. И, хотя Гарри был уверен, что никогда раньше не слышал имени Т.М. Реддла, всё-таки оно что-то значило для него, как будто бы Реддл был полузабытым приятелем младенческих лет". Еще одно, на сей раз довольно пугающее указание на то сродство, которое, несомненно, существует между Гарри и Волдемортом.

Но подчинения не происходит. Так Реддл не может или не хочет подчинить Гарри?

Пока предположим, что в годовалом возрасте Гарри получил от Волдеморта какие-то качества, усиливающие иммунитет к воздействию Волдеморта же, но в более раннем, реддловском варианте. А может быть, Реддл, узнав историю о своем несчастном будущем от Джинни, побаивается Поттера и поэтому не форсирует ментальные игры? Во время финальной схватки он говорит: "Теперь я вижу, в тебе самом нет ничего особенного". Из чего, само собою, следует, что до этого он был уверен: в Гарри нечто особенное и опасное присутствует.

Возможно, действуют оба фактора одновременно. Какое-то воздействие было, но малая восприимчивость к нему Гарри могла Реддла насторожить и укрепить в нем мысль о неординарности подростка.

Но вообще Том допустил большую ошибку. Начал-то он очень хорошо, а вот с демонстрацией короткометражки из прошлого крупно промахнулся. Хагрид не может хладнокровно убивать однокурсников с помощью монстра, сколько бы свидетелей ни утверждало обратное. Не может - и все. Это противоречит самой природе Хагрида. Гарри даже не хочет оскорбить лесника подобным вопросом, иначе рванул бы к нему в хижину с той же скоростью, что и в конце ФК.

Конечно, Волдеморт уже в фазе Реддла редкий подонок. Сначала выпустить Василиска, убившего Миртл, а затем подставить Хагрида, чтобы он отдувался за твое преступление. И ведь все, казалось бы, по-человечески объяснимо - подросток шестнадцати лет сначала хочет власти, а потом не хочет на каникулы в детский дом ("Я скажу - пусть мир гибнет, а мне чтобы каждый день чай пить!", герой Достоевского).

Гарри этих тонкостей еще не понимает. Но у него хорошие устои и светлая голова - и он отлично чувствует отвратительную расчетливость Реддла. Либо ты хочешь разоблачить человека, который выпускает монстра, и не жди за это награды - само деяние благородно; либо ты разоблачаешь из выгоды, и тогда ты тип, с которым общаться противно.

Какое-то время Реддл ждет возвращения Гарри, с которым так хорошо началось. Потом наконец теряет терпение - и в марте Джинни крадет у Гарри дневник.

Знает ли об этом Дамблдор?..

Кризис власти

Сразу же вслед за исчезновением Дневника возобновляются визиты изголодавшегося по обществу Василиска: Гарри его слышит, а Гермиона и Пенелопа, девушка Перси, с ним встречаются. Видимо, из-за шока, вызванного Окаменением Гермионы, Гарри не догадывается сопоставить факты и понять, что Дневник и есть причина происходящего.

Теперь ситуация действительно очень, очень серьезна.

В любом случае, на этот момент присутствие Василиска в Хогвартсе для Дамблдора и команды абсолютно неоспоримо. Ибо Макгонагалл делает заявление, в котором настоятельно просит всех, кому что-то известно, сообщить об этом, а кроме того, произносит крайне странную фразу: "В классы, а также в туалет, вас будут сопровождать учителя". Но позвольте, при чем здесь туалет? Мало ли куда ходят ученики - почему туалет, почему не библиотека, возле которой, между прочим, только что нашли Окаменевших Гермиону и Пенелопу?
Ответ единственный: Директор знает о Василиске. Детей надо обезопасить. И не только: учителя, которые сопровождают детей в туалет, должны предупредить открытие ТК учеником, околдованным Волдемортом.
Кроме того, преподаватели, старосты и привидения парами дежурят в коридорах.

Сам Дамблдор на грани отстранения от должности - что очень скоро и происходит. Ведь что бы ни было в Хогвартсе, а Политическая Игра идет своим чередом. Люциус, узнав о новых жертвах, наверняка ликует, идет к старому другу Корнелиусу и использует ситуацию в свою пользу на всю катушку.

Хагрид явно знает, что ему предстоит арест, потому что встречает Гарри и Рона с арбалетом и не может внятно объяснить почему. Понимает ли он, что отправляется в Азкабан не только за старые грехи, но еще и потому, что Дамблдор жертвует им, как фигурой, в интересах Большой Игры? Хотя главным для Директора являются, видимо, другие соображения: Игра опасна, но ее надо доиграть до конца, в том числе и чтобы добиться по-настоящему полного оправдания Хагрида. Теперь на Гарри, помимо прочего, возложена обязанность восстановить доброе имя лесника. Надо сказать, это доставит мальчику много удовольствия и войдет у него в привычку.

Что до Фаджа, то он прекрасно понимает, что с Дамблдором надо дружить, да и, наверное, в целом тоже не слишком верит в виновность Хагрида. Хотя во что верит или не верит Фадж, совершенно не важно. Небольшая речь обрисовывает его характер исчерпывающим образом - независимо от того, как на самом деле, он обязан отправить Хагрида в Азкабан, чтобы "люди видели, что я принимаю меры". Ну а если поймают кого-нибудь другого (читай - найдут иного козла отпущения), Хагрида отпустят "с надлежащими извинениями". Фаджа не заботят ни жизни детей, ни установление истины, вообще ничего, кроме его собственного поста. Часто встречающийся и очень реалистично нарисованный тип политика. Простенькая детская сказка, говорите?..
Люциус чувствует себя победителем: он не только натравил Фаджа на Хагрида, он еще и обработал правление школы и добивается (а вот это явно против желания Фаджа) отстранения Дамблдора. Тот вроде как не сопротивляется. Но…

"-Однако, - продолжал Дамблдор, произнося слова медленно и раздельно, чтобы никто ничего не пропустил, - я действительно покину эту школу только тогда, когда здесь не останется ни одного преданного мне человека. Кроме того, в стенах Хогвартса те, кому нужна помощь, всегда смогут найти её.
Какую-то долю секунды Гарри был почти уверен, что Дамблдор бросил молниеносный взгляд в угол, где стояли они с Роном".

БИ в чистом виде. Как и - чуть позже - реплика Хагрида насчет пауков.

Дамблдор знает, что Гарри и Рон здесь. Очевидно, он способен видеть их под мантией-невидимкой, потому что Хагрид со своим заявлением в пространство насчет пауков и Клыка выступает позже. Или когда дети пробирались по коридорам, патрульный-Снейп не просто так чихнул именно в тот момент, когда Рон споткнулся и выругался?

В любом случае, Дамблдор знает - и дает Гарри обещание, на которое можно положиться.

Следом за Дамблдором (раз Директор подал пример, значит, можно…) к пустому углу обращается Хагрид. Но момент - а откуда Хагрид знает о тех поисках, которые предпринимают Гарри с Роном? Это всего-навсего предложение пойти туда, где мальчики смогут убедиться в Хагридовой невиновности? Но тогда почему он уверен, что для них это важно - они еще ничего не успели сказать? Формально Хагрид не знает о том, что они его подозревают. Не очередная ли это подсказка на пути к раскрытию секретов Того Самого Туалета, вызова Василиска, событий пятидесятилетней давности и вообще Тайной Комнаты?

Похоже на то.

И еще похоже, что профессионала БИ не способны сбить с пути БИ такие мелочи, как горящая мантия, отстранение от должности или даже отправка в Азкабан.

Какова команда. Богатыри, не мы.

Без Дамблдора и Хогвартс сирота

Проходят две малособытийные недели. Гарри и Рон пытаются найти каких-нибудь пауков. Мальчикам тоскливо - даже к Гермионе их не пускают.

"Мы больше не можем рисковать, - суровым голосом сообщила мадам Помфри, совсем чуть-чуть приоткрыв дверь. - Нет-нет, извините, но мы боимся, что преступник может проникнуть в палаты и прикончить этих несчастных…"

Что за чушь. В кармане они Василиска пронесут, или он, а-ля Чужой, вырвется из груди кого-нибудь из посетителей? Всего лишь отговорка, и сам факт имеет какой-то второй смысл.

Как имеет прелестную подоплеку и разговор на уроке зельеварения, когда торжествующий Драко распинается насчет того, как классно, что наконец спихнули Дамблдора.

О, это стоит разобрать отдельно.

Собственно, все как будто идет своим чередом. Малфой, "даже не делая попыток понизить голос" (обнаглел, паршивец), поносит Дамблдора и не просто предлагает Снейпу занять место Директора, но обещает при этом свою неоценимую поддержку - "Но вы, сэр, вы бы обязательно получили папин голос, если бы захотели выставить свою кандидатуру на этот пост - я обязательно скажу папе, что вы самый лучший учитель в школе, сэр...".

Гм. Снейп кривит губы, что Гарри воспринимает как довольную улыбку, и продолжает расхаживать по классу, "к счастью, не заметив, как Симус Финниган притворился, будто его вырвало в котел". Эээ… а вообще как, такие припадки слепоты по части гриффиндорцев у Снейпа часто бывают? Впрочем, мало ли. Может, съел что-нибудь.
Но Драко не остановить - кстати, он в очередной раз проговаривается, как ненавидит Гермиону ("Малыш, я же лучше, лучше собаки!"). На этом месте слепота Снейпа принимает патологический характер.

"При последних словах Малфоя Рон соскочил со стула, но, в общей суматохе окончания урока, его попытка треснуть Драко по роже прошла незамеченной.

- Пусти, я его урою, - рычал и рвался Рон, а Гарри и Дин висели у него на руках. - Мне плевать, мне даже палочка не нужна, я его голыми руками удавлю..."
Вот так.

И что же Снейп, у которого на уроках даже муха не пролетит? А ничего. Он рявкает ПОВЕРХ ГОЛОВ - "Поторопитесь, я должен отвести вас на гербологию", и ведет детей к теплицам, как будто Рона не держат трое (не семеро, как в поговорке, но тоже неплохо) до самого выхода из замка.

Нет, со Снейпом определенно что-то не то. Вот десять / двадцать / пятьдесят баллов с Гриффиндора и строгать на молекулы каких-нибудь слизней - это было бы нормально. А здесь…

Что из этого следует? Что Снейп сам с удовольствием отделал бы Драко как Бог черепаху за подобные разговорчики о любимом Директоре. Но БИ не позволяет. И надо с Малфоями дружить. Все, что бедный преданный змей может, так это дать зеленую дорогу чувствам гриффиндорцев, с которыми он полностью солидарен…

И еще: Гарри пока совершенно не понятно, что именно он видит. Опасную улыбку Снейпа он упорно трактует как довольную. Правда, дело касается именно Снейпа, а с пониманием этой личности у Гарри неизменно напряженка.
В теплице Спраут мальчики наконец видят уходящих в лес пауков. Гарри, в раздражении на Локхарта и в обиде за Хагрида (а вроде же недавно его подозревал?), и Рон, бросающий грустные взгляды на пустое место Гермионы, решаются и той же ночью идут в Лес, предусмотрительно взяв с собой Клыка. Вояж совершается под плащом-невидимкой. Несмотря на оптимистические заявления Локхарта, учителя продолжают патрулировать школу, да так, что мимо них пройти незамеченными сложно даже в невидимом состоянии. Рука Директора по-прежнему незримо простерта над Хогвартсом.

И, кстати, над Запретным Лесом тоже. А именно: в ФК за Гарри в Лесу незаметно присматривал Фиренц. В этот раз его роль выполняет форд "Англия".

Гигантские пауки (привет, "Хоббит"!) уволакивают добычу в глубь леса, где проходит важное собеседование с Арагогом, завершившееся благополучно исключительно благодаря бдительной машине. Фордик уверенно выруливает по сложной местности из паучьего логова - "Ветви деревьев били по окнам, но машина ловко рулила по наиболее открытым местам. Видимо, она хорошо знала дорогу", что опять же наводит на мысли о БИ. Сотрудники Дамблдора, как правило, компетентны - даже если они и не люди. Просить кентавра о защите от пауков было бы абсурдно - а вот железной машине пауки, хоть какого размера, но хитиновые, ничего не сделают…

Итоги вечера мальчики суммируют вдвоем:

"- Зачем было нас туда посылать? Что мы такого выяснили, хотел бы я знать?
- Что Хагрид никогда не открывал Тайной Комнаты, - сказал Гарри, укутывая Рона плащом и слегка подталкивая его, чтобы тот начал двигаться, - что он невиновен".

Это правильно. Но неполно. Теперь Гарри еще знает, что тело погибшей девочки нашли в туалете (ну же, ну!.. до раскрытия входа в Тайную Комнату остался один шаг…). И наконец, сначала расстроившись от сознания, что поиски зашли в тупик по всем направлениям, Гарри догадывается, что погибшая пятьдесят лет назад школьница - Миртл.

Все. Впереди финишная прямая.

Смена темпа

Однако немедленно, как в ФК, помчаться на место финала Гарри не может. Даже под плащом-невидимкой. "Пробраться в туалет прямо рядом с местом первого преступления нечего было и мечтать". А почему, собственно? Потому, что его жестко охраняет команда Дамблдора, причем не как "место первого преступления", но как вход в ТК.

Выход на развязку на сей раз тормозят. Не все подготовлено для финала. Вот когда все будет готово, вам, дорогие ведомые, дадут знать дополнительно…

И действительно, за три дня до первого экзамена происходит перелом. До сих пор в рамках БИ ситуацию тормозили - теперь ее форсируют. Макгонагалл делает объявление о том, что мандрагоры созрели и что одна из жертв, очевидно, знает, кто на них напал. Классический следовательский прием, по поводу которого Манька Облигация, помнится, говаривала: "Не бери на понт, мусор!".

Блеф срабатывает безошибочно. Открытие ТК неизбежно и спровоцировано действиями Макгонагалл. А значит, якобы отсутствующего Дамблдора.

Попутно отметим, что на этот момент Директор, возможно, уже знает про Джинни. А может, и нет. Поскольку Макгонагалл делает объявление для всех учеников Хогвартса сразу…

Гриффиндорцев из одного класса в другой ведет по коридорам Локхарт, от наблюдения которого, в отличие от других преподавателей, избавиться можно (не исключено, что это тоже сделано специально, но опять же не обязательно). Естественно, Гарри и Рон пытаются дать деру. "Но, как раз в тот момент, когда они поздравляли друг друга с великолепно удавшейся операцией", мальчиков ловит все та же Макгонагалл, находящаяся в крайнем напряжении - "Губы ее были сжаты в самую узкую из всех узких полосок". А где она стоит? По пути в Тот Самый Туалет.

Нет, лазейка оставлена не для Гарри с Роном. Для того, кто действительно находится под влиянием Волдеморта-Реддла - и может открыть ТК…

Гарри находчиво врет, что они хотели навестить Гермиону… а дальше следует странная реакция. "Профессор Макгонагалл продолжала неподвижно смотреть на них, и Гарри, на какую-то секунду, показалось, что она сейчас разразится криком, но вместо этого суровая дама заговорила странно надтреснутым голосом". Странно. Уж Макгонагалл никогда не отличалась дешевой сентиментальностью в духе Трелани. В ее духе скорее отреагировать как мадам Помфри - "Какой смысл разговаривать с Окаменевшим человеком?".

Присмотримся к тому, что фактически делает декан Гриффиндора. Собственно говоря, она:
а) не дает Гарри и Рону пойти в туалет Миртл, куда они явно хотят попасть - и куда, судя по хронометражу, сейчас идет Джинни, чтобы открыть ТК;
б) отправляет мальчиков прямиком к Гермионе, в руке которой, "лежащей поверх одеяла", Гарри обнаруживает бумажку с подсказкой про Василиска.

Столько времени прошло, и никто не заметил бумажку, особенно когда руку поверх одеяла перекладывали? Похоже, к Гермионе все это время Гарри не пускали вот из-за этой, несколько несвоевременной, подсказки.
Назовем вещи своими именами: Директор решил отпустить Джинни в ТК и отправить Гарри ее спасать. Так что Макгонагалл своими действиями выводит БИ к финалу - несомненно, следуя указаниям Директора. Она в напряжении (до слез! Это Макгонагалл-то!), ибо знает, ЧТО предстоит мальчику, и вынуждена это допустить. Позже она - при всей ее безграничной преданности Дамблдору - потребует от Гарри едва ли не подтверждения того, что он был в ТК в безопасности… Но об этом ниже.

Что могло спровоцировать кризис? Положим, это только догадка. Но очень скоро в Хогвартсе вместе с Люциусом появится Добби - и будет весь в бинтах. Надо полагать, натворил он что-то беспрецедентное. Возможно, он, устав спасать героического Гарри Поттера, который упорно не желает спасаться, отыскал Дамблдора (скорее всего, не без подсказки со стороны последнего), а тот оказался настолько чуток и вообще хорош, что Добби не прекращает свуниться по его поводу все следующие три книги?

Следует собрание в учительской. Кто-нибудь может заметить, что Гарри с Роном скрываются в гардеробе?
Теоретически возможно. Хотя бы потому, что незадолго до того всем ученикам приказано разойтись по комнатам, а в башне Гриффиндора ни Гарри, ни Рона нет. И у Гермионы их нет. В принципе кто-нибудь невидимый мог бы и отследить.

А вообще то, что говорит Макгонагалл, вполне может быть рассчитано на уши мальчиков. Особенно фраза о том, что завтра надо всех отослать по домам. Если Минерва в БИ, а она явно в БИ, значит, должна знать, что Дамблдор держит ситуацию под контролем. Ну, скажем так: он считает, что держит ее под контролем. Впрочем, поскольку Фоукс позже оказался в ТК, значит, есть какой-то способ и для Директора туда попасть… короче, закрытие Хогвартса и глобальная трагедизация ситуации - не более чем спектакль.

Однако остальные учителя, кроме Снейпа, явно не в курсе.

Все с редким единодушием - под предводительством того же Снейпа - немножко спускают пар на Локхарте. Теперь Гилдерой даст деру, и хорошо, потому что для БИ больше не нужен, а Снейпу и Макгонагалл, да и всем остальным, надоел страшно.

Что продвинутые подростки потащат его в подземелье, никто из учителей на тот момент не знает. Да, сколько опасностей таит профессия педагога вообще и преподавателя Хогвартса в частности…

Орфей спускается в ад

Гарри и Рон возвращаются в башню, где все сидят убитые и никакие. Перси берет на себя трудную обязанность известить родителей, а затем прячется даже от братьев. Он, как и прочие персонажи Роулинг, не олицетворение порока, а достаточно сложно прописанный и неоднозначный образ. Любимая сестра, любимая девушка… Бедняга.

На закате Гарри с Роном наконец выходят из гриффиндорской башни - пока только к Локхарту, самостоятельного посещения ТК на повестке ночи нет. Однако же вопрос ребром: объявлено, что деканы присматривают за учениками и никому не дадут выйти из спален. Почему же Гарри с Роном это удается? Абсолютно необъяснимо, если это не БИ. Но тогда тот, кто следит, знает, что Гарри с Роном пошли к Локхарту и утащили его в подземелье с собой… Впрочем, Дамблдор не будет останавливать БИ из-за Локхарта. Уж если он считает, что сможет адекватно обеспечить безопасность детей, то прикрытие взрослого мужика, объявившего себя суперкрутым, его должно заботить в гораздо меньшей степени.

Между тем Гарри с Роном тащат Локхарта с собой в Тот Самый Туалет все-таки как защиту на крайний случай. Он же взрослый, а в двенадцать лет еще кажется, что взрослые сумеют защитить.

Неработающий кран в туалете Миртл сам по себе не мог не быть замечен Дамблдором, пусть даже он пятьдесят лет назад и не был Директором. Но змейка?.. Кстати, кто ее выгравировал? Не очередная ли это подсказка Директора - последний указатель на длинном пути?

С помощью парселтонга Гарри открывает ТК.

И вот тут у авторов возникает трудно доказуемое, но очень четкое ощущение, что в подземелья за ними спускается кто-то еще.

То движение, которое в тишине "неожиданно послышалось сзади", могло быть звуком, который производит Локхарт, упавший на колени. Но ситуация на подступах к ТК выстраивается так четко и хорошо, что это мало похоже на случайное стечение обстоятельств.

План Локхарта, отнявшего у Рона палочку, несложен и очень подл. "Я отнесу кусок этой шкуры обратно в школу, скажу, что было поздно спасать девочку, и что вы двое, к несчастью, потеряли память при виде её изуродованного тела - всё, скажите своей памяти "до свидания!". Вообще-то он не первый раз занимается такими вещами. Случалось ему уже, и неоднократно, лишать людей памяти о том хорошем, что они совершили, и забирать их подвиги себе. Но на сей раз у кого-то наверху закончилось терпение, и Гилдерой наказан потерей памяти и безумием.

Однако это совпадение, воля свыше? Или все-таки кто-то прикрыл детей, заодно рассчитавшись с подонком?

Далее, завал приходится чрезвычайно кстати - он отделяет Гарри от Рона, так что Гарри получает возможность встретиться в ТК с Волдемортом один на один. Рон в ТК остро лишний. Локхарт - тем более.

Технически кто-то вполне может находиться рядом с детьми. Более того, это было бы необходимым и достаточным прикрытием со стороны Директора. Некто из команды в мантии-невидимке спускается в подземелье вслед за Гарри, Роном и их неверным Гилдероем, чтобы уж окончательно вывести ситуацию к нужному финалу…
Кроме Снейпа, некому. Макгонагалл и Дамблдор - наверху, из текста ясно, что они к моменту появления детей уже некоторое время находятся в кабинете. Хагрид в подземелье попросту не поместится и уж наверняка очень нашумит. А вот Снейп умеет передвигаться бесшумно, да и в финале книги блещет своим отсутствием.

Может быть, он и не отсутствует вовсе, но в очередной раз спасает Гарри жизнь?

Как было бы красиво. И в свете сложных отношений Гарри со Снейпом. И психологически: устроить Локхарту подобный прикол с обломом - именно в стиле мстительного и горящего жаждой справедливости Снейпа. Профессор зельеделия, как он ни старается это скрыть, очень любит детей. Подонок получит по заслугам, ибо дал Повод с большой буквы…

Увы, недоказуемо. Во всяком случае, пока.

© anna_y и cathereine
Взято отсюда

 
irishДата: Понедельник, 11.05.2009, 22:11 | Сообщение # 5
Безумный шляпник
Группа: Модераторы
Сообщений: 5438
Репутация: 69
Статус: Offline
Часть 5.

Рандеву состоялось

Реддл подробно рассказывает Гарри о том, как и что он делал на протяжении этого года. И несколько раз подчеркивает, что его основной целью было поговорить с Гарри. Поговорить, понять… затем, видимо, уничтожить. Может быть, забрав у Гарри силу так же, как он сделал это с Джинни.

От своего рассказа он явно получает удовольствие - как позже Волдеморт на кладбище. Однако себя он явно перехваливает. Ну, например: "Мне всегда удавалось очаровывать тех, кого нужно". Нет, не всегда. С Дамблдором не вышло, с Гарри не вышло, даже с Джинни не совсем… Впрочем, Том всегда старается исказить или опустить неудобные для него факты. Как вояж по унитазу. Или тот факт, что очаровать Гарри ему не удалось, и пришлось вернуться к бедной, многократно обруганной (в том числе и за это) Джинни…

В принципе Гарри в безопасности, пока Реддл не кончит разговоры. Ох, с комплексами этот Темный Лорд - в любом обличье. Не может удержаться, чтобы не поговорить как следует о себе любимом и о собственных заслугах. Дамблдор хорошо знает бывшего ученика: Реддл будет долго разглагольствовать, потом может еще какой-нибудь поединок затеять, чтобы доказать urbi et orbi, что он не верблюд…

К сожалению, Реддл слишком рано прерывает крайне любопытную речь: "Видишь ли, я никак не мог понять: между нами есть нечто до странности общее. Ты, верно, и сам это заметил. Оба полукровки, сироты, воспитаны у маглов. Оба змееусты - возможно, единственные двое в Хогвартсе после самого великого Слизерина. Мы даже внешне [выделено Роулинг] похожи... но, как выясняется, ты спасся от меня всего лишь благодаря счастливой случайности. Это всё, что я хотел знать". Жаль. Может, еще что-нибудь общее бы нарыл…

В ответ Гарри бьет в самую больную точку будущего Волдеморта: заявляет, что не он, а Дамблдор - величайший из волшебников. В связи с чем сразу же прилетает феникс. А после того, как Гарри просит о помощи, он получает меч. Все до запятой так, как обещал Дамблдор в хижине Хагрида.

Возможно, Гарри с его властью над змеями и сам мог бы остановить Василиска. Мы этого не узнаем, ибо мальчик испугался, и это вполне естественно. Впрочем, Фоукс очень быстро и легко выклевывает змеюке глазки. Это, кстати, к вопросу о соотношении сил Дамблдора и Волдеморта - они явно и сильно неравны. Думается авторам, Директор все это время мог и сам с Василиском справиться…

Как бы ни попал феникс в ТК, его присутствие там обеспечивает именно Дамблдор - и вообще через феникса контролирует весь процесс, практически обеспечивает безопасность Гарри, его излечение и его победу. С момента выклевывания глаз Гарри в безопасности от взгляда Василиска. Может, и Шляпа прилетает Гарри в руки не случайным мановением Василискова хвоста, а специально это организовано.

Теперь остается единственная проблема - призрак-Реддл. И Фоукс бросает Гарри под нос Дневник, который мальчику осталось только проткнуть зубом Василиска.

А потом феникс вытаскивает наружу сразу всех (оставим вопрос о том, как из подземелья вышел Снейп, до момента, когда все-таки будут данные о том, что он там был), и уверенно ведет всех к кабинету Макгонагалл.

Где уже ждет Дамблдор.

Преамбула

В кабинете Рона с Гарри встречают супруги Уизли, Макгонагалл, хватающаяся за сердце, и СИЯЮЩИЙ Дамблдор. Какие, собственно, еще нужны доказательства, что он все знает?

Зачем Директор до этой минуты делал вид, что его нет в Хогвартсе, понятно. Чтобы Гарри не ждал, когда всемогущий Директор спасет Джинни, а топал бы ее спасать сам. В точности повторение схемы финала ФК.
Однако возвращение Дамблдора носит характер триумфа и отлично подготовлено.

Итак, согласно признанию самого Дамблдора, после нападения на Джинни к нему обратились все члены попечительского совета, дружно умоляя вернуться: не виноватые мы, Люциус, гад, нам угрожал. Но, простите, с самого начала понятно, что члены совета запуганы Малфоем. Никто не мешал Директору переговорить с ними сразу же - а Дамблдор умеет быть очень, ОЧЕНЬ оперативным, когда ему это действительно нужно. Так что, употребляя любимое выражение Директора - "по всей вероятности", у него были свои причины вернуться в Хогвартс именно в момент своего торжества и победы Гарри. На белом коне, со щитом, в блеске торжества над врагами. Н-да, помимо тактических соображений, некоторое невинное тщеславие Директору тоже далеко не чуждо…

Между прочим, Дамблдор уже знает, что случилось с Локхартом.

"- Он попытался наложить на нас заклятие забвения, а палочка ударила не в ту сторону, - шепотом объяснил Рон Дамблдору.
- Ужас какой, - Дамблдор сокрушённо покачал головой, а его длинные серебристые усы дрогнули [что означает улыбку]. - Сражен собственным оружием, Гилдерой?"

Интересно, кого Дамблдор собрал в кабинете. Мистер и миссис Уизли - эти вызваны специально, чтобы сразу увидеть, что с их дочерью все в порядке. Быстрое снятие стресса. Далее Макгонагалл, которая судорожно всхлипывает - у нее совсем сдали нервы. Она задает вопрос - "но как, во имя всего святого, вам удалось выйти оттуда живыми, Поттер?", и это, конечно, в переводе означает "умоляю, Гарри, скажи мне, что Дамблдор не посылал тебя на смерть!" То, что Альбус велел, она послушно сделала, но, при всем доверии и восхищении, Минерва хочет убедиться, что и дальше может им восхищаться и ему доверять…

Гарри начинает рассказывать, но, дойдя до Дневника, жалеет Джинни и останавливается, не зная, как обойти щекотливый вопрос. Дамблдор моментально - и с улыбкой - приходит ему на помощь, задав развернутый вариант своего прежнего вопроса: "Важно, не кто открыл комнату, важно - как". Что звучит следующим образом: "Меня больше всего интересует, каким образом Лорд Волдеморт сумел околдовать Джинни, при том, что, по сведениям из достоверных источников, он в данный момент скрывается в лесах Албании?". Гарри при этих словах охватывает безграничное облегчение. Ну еще бы. Подсказка высшего класса. Которую можно выдать только в случае прекрасной осведомленности о Большой Игре и хорошей продуманности всех ее деталей…

Ура, Джинни ничего не угрожает, ее жалеют, предупреждают, мягко журят, даже останавливают ее диалог с Артуром, когда Джинни опасно близко подходит к вопросу о том, что Дневник ей подкинули. Вероятно, Директор на данный момент не хочет, чтобы Артур столкнулся с Малфоем. Не время. Потом, когда все несколько успокоятся… или же никогда, это уж по обстановке. Правду Дамблдор предпочитает выдавать небольшими и не травмирующими психику порциями, останавливаясь иногда буквально на полуслове.

Кстати, о правде. Директору нужно переговорить с Гарри наедине, поэтому он быстренько отсылает всех посторонних: Уизли - обниматься, Макгонагалл - поговорить с поварами о пирушке (из серии "Бег По Кругу Для Успокоения Нервов"), а Рона (поощряющее наградив его двумястами баллами) - отвести Локхарта в больничное крыло.

Так сколько правды Директор скажет Гарри на этот раз?

Подождем до лучших времен

Надо думать, Дамблдор долго готовился к этому разговору. И он долго его помнит. Через три года он скажет Гарри прямо, насколько Директор вообще способен говорить прямо: "Мы обсуждали твой шрам и подошли очень близко к теме. Почему я не сообщил тебе все? Мне казалось, что получить такую информацию в двенадцать лет будет ненамного легче, чем в одиннадцать. Я разрешил тебе, запачканному кровью, усталому, но бодрому, оставить меня, и если я и ощутил приступ неловкости от того, что до сих пор не сообщил тебе правды, то он быстро прошел. Ты был еще таким юным... Понимаешь, я не смог найти в себе силы испортить эту ночь триумфа...".

Основных пунктов разговора два:

1. Спасибо за верность мне, Гарри. Только благодаря этому ты и получил помощь Фоукса.
(Ты был не до конца откровенен со мной, Гарри. Но ты мне верен. Это главное. Благодаря этой верности ты получил мою помощь и остался жив. И не забудь об этом на будущее.)

2. Я полагаю, ты крайне интересовал Реддла.

А вот после этого спокойного замечания Гарри наконец прорывает, и он выпаливает то, что так долго его мучило: и о своем сходстве с Реддлом, и о том, что Шляпа хотела отправить его в Слизерин… То есть все-таки выкладывает свое "вообще что-нибудь", что так хотел слышать от него Директор. И что так для Дамблдора важно.

"- Реддл сказал, что я такой же, как он. Нечто до странности общее, так он сказал...
- Правда, он это сказал? - спросил Дамблдор, задумчиво оглядывая Гарри из-под густых серебряных бровей. - А ты сам как думаешь, Гарри?"

А сколько правды ты перенесешь, Гарри? Сколько я могу тебе на сей раз сказать?

Ответы на вопросы в этой беседе Дамблдор, по всей вероятности, готовил уже давно. Во всяком случае, речь его более обычного изобилует формулировками типа: "Это наиболее вероятное объяснение". Очень мягко, очень тактично, но он все-таки сообщает Гарри, что мальчик несет в себе частицу Волдеморта.

Гарри потрясен этой новостью. Потрясен так, что директору же и приходится его утешать. Наверное, Дамблдор и сам не знал, насколько далеко он зайдет в своих объяснениях, но реакция Гарри была слишком острой - и Директор замолкает, не рискнув рассказать что-либо еще. Более того, он должен разрядить обстановку.

"Так уж случилось, что тебя есть многие качества, которые Салазар Слизерин высоко ценил в своих тщательно отбираемых учениках. Его собственный редкостный дар, змееустость - находчивость - решительность - некоторое пренебрежение к установленным порядкам, - добавил он, вновь качнув усами [снова улыбается, старый манипулятор]. - И всё же шляпа-сортировщица направила тебя в Гриффиндор. И ты знаешь, почему. Подумай.

- Она направила меня в Гриффиндор, - сказал Гарри побеждённо, - потому что я просил её не отправлять меня в Слизерин...
- Совершенно верно, - подхватил Дамблдор и засиял, - и этим ты очень сильно отличаешься от Тома Реддла. Ведь только избираемый нами путь, Гарри, показывает нашу истинную сущность, гораздо лучше, чем наши способности".

Итак, Директор создает у Гарри на дошкольном этапе первого года ФК предубеждение против Слизерина не просто так, и не из нелюбви к Слизерину, качества которого он как раз уважает. Нет - он должен изменить путь, который Гарри изберет.

Человек - это не свойства характера, а сделанный выбор. Главной целью Директора, главной целью Большой Игры является то, чтобы Гарри, из раза в раз и несмотря ни на что, делал правильный выбор.

А еще подростку придется привыкнуть жить с сознанием того, что в нем есть нечто от Волдеморта. И сознавать, что он должен это "нечто" взять под контроль, бороться с ним - и, возможно, перевоспитать.

Пока на этом разговор закрыт. Этот подводный камень никуда не уйдет, но не будет обнаруживаться довольно долго.

Танцуют все!..

Напряженный разговор заканчивается обещанием вернуть Хагрида и чудесной шуткой: "Кроме того, нужно подготовить объявление в "Пророк", мы снова остались без преподавателя защиты от сил зла...".
Конечно, в каждой шутке, даже Дамблдоровской, есть доля шутки. Но вот вопрос - а не в этот ли момент Дамблдору приходит на ум кандидатура Люпина? Хагрид - Азкабан - Сириус - Мародеры - Люпин…
Впрочем, об этом авторы торжественно обещают поговорить очень подробно в следующей серии. А пока - приходит Люциус. Ну да, мы же должны насладиться финальным торжеством справедливости.

Дамблдор со свойственным ему стилем, блеском и дружественностью совершенно размазывает Малфоя-старшего психологически. Кстати, мог бы и физически… но великодушно не распускает руки, а у Люциуса хватает выдержки удержать палочку в кармане.

"Представьте, каковы были бы последствия для самого Артура Уизли и для его акта по защите маглов, если бы его собственную дочь обвинили в убийстве маглорождённых... К счастью, дневник был обнаружен, и воспоминания Реддля удалены из него. Кто знает, каковы могли бы быть последствия в противном случае..."
Боже, каков виртуоз.

Ну вот, собственно, и все. Пир организован на славу. Гарри спас Джинни, победил Василиска и Реддла, освободил Добби и защитил честное имя Хагрида. Ну, попутно еще во всем разобрался, как в ФК. Он по заслугам в центре внимания и получает одну положительную эмоцию за другой. Окаменевшие ожили, Гриффиндор завоевал кубок, экзамены в качестве подарка школе отменяются (прекрасный и очень справедливый поступок Дамблдора - учитывая, кого он второй год держит на должности преподавателя DADA). В половине третьего на праздник является Хагрид (еще одно свидетельство оперативности Директора - или он и об освобождении Хагрида заранее позаботился?). Все в пижамах (о, этот Директорский юмор…).

Что там еще надо для полного счастья? А, Локхарта убрали. И вообще все хорошо настолько, что это явно тоже срежиссировано.

Остаток семестра растворяется в ослепительном солнечном сиянии. Все-таки Дамблдор мальчика очень любит.

А мы отметим, что Гарри совсем забыл о части Волдеморта, которую носит в себе. Так что Дамблдор своими умолчаниями и недоговоренностями, как-никак, дал подростку немного счастливого времени и нормального детства.

Ненадолго.

© anna_y и cathereine
Взято отсюда

 
Форум » Волшебный Мир » Большая Игра профессора Дамблдора » БИ-2: в Тайной комнате
Страница 1 из 11
Поиск: